Оспаривание сделок должника

Дипломная работа

Значение института оспаривания сделок должника в процедуре банкротства переоценить невозможно, поскольку названный институт представляет собой правовую гарантию, предоставляющую кредиторам механизм пополнения конкурсной массы должника за счет неправомерно отчужденного имущества последнего.

Поскольку заявленная тема является достаточно широкой, в работе не рассматриваются особенности оспаривания сделок должника-гражданина (ст. 213.32 Закона о банкротстве), а также особенности оспаривания сделок отдельных категорий должников – юридических лиц (градообразующих, сельскохозяйственных, финансовых, кредитных и др. организаций).

Внимание настоящей работы сосредоточено на выявлении правовых проблем оспаривания сделок должника в процедуре банкротства по общим и специальным основаниям, обнаруженных на основе анализа судебной арбитражной практики. Кроме того, анализ судебной практики проводился автором с целью выяснения общих подходов к пониманию таких категорий как «сделка» в сфере несостоятельности (банкротства), «период подозрительности», «неравноценность встречного исполнения другой стороной сделки», «существенность отличия цены и (или) иных условий сделки от цены и (или) иных условий» и др.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в процессе оспаривания сделок должника в процедурах банкротства, рассмотренные в теоретическом и практическом аспектах. Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие институт оспаривания сделок должника при несостоятельности (банкротстве), а также основания и порядок его применения.

В основу работы положен комплекс общенаучных, частных и специальных методологических принципов познания социально-правовых явлений, которые конкретизируются в виде таких методов, как: диалектический, комплексный, историко-правовой и сравнительно-правовой, системного анализа, формально-логический и др., что составляет методологическую основу и методы исследования.

Теоретическую основу работы составили труды ученых-цивилистов, исследовавших специфику оспаривания сделок должника в процедурах банкротства, а также работы, посвященные исследованию отдельных видов недействительных сделок должника в рамках дела о несостоятельности (банкротстве).

5 стр., 2336 слов

Внешнее управление имуществом должника при банкротстве

... залогодателя. Наряду с правами, предусмотренными Законом о банкротстве, внешний управляющий несет обязанности: принять в управление имущество должника и провести его инвентаризацию; разработать план внешнего управления и представить его на утверждение собранию ...

Работа основана на достижениях гражданского, предпринимательского и иных отраслей права.

Особенно ценным представляется научное наследие Г.Ф. Шершеневича, Ф.К. фон Савиньи, Г.Дернбурга, А.Х. Гольмстена, К.И. Малышева. В работе использованы труды М.М. Агаркова, И.Б. Новицкого, O.A. Красавчикова. Также использованы современные работы М.В. Телюкиной, В.В. Витрянского, В.Ф. Попондопуло, A.A. Дубинчина, А.С. Гутниковой, С.А. Карелиной, Т.П. Шишмаревой и др.

Нормативную базу настоящей работы составляют Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», другие федеральные законы и подзаконные акты, регулирующие отношения, составляющие объект исследования.

Эмпирическую основа исследования составляет анализ материалов судебно – арбитражной практики, обобщенной судебной практики, публикуемой высшими судебными инстанциями Российской Федерации, а также материалов научно-практических конференций и семинаров по проблемам гражданского и предпринимательского права.

Работа имеет практическую направленность и научную новизну, поскольку на основе проведенных исследований, на защиту выносятся следующие положения:

Для целей формирования единообразной судебной практики применения норм ст. 61.1 Закона о банкротстве, целесообразно дополнить разъяснения Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 положением о том, что по правилам Закона о банкротстве могут быть оспорены любые юридические факты, уменьшающую конкурсную массу должника и причиняющие вред кредиторам. Обосновывается необходимость переименования главы III 1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с «Оспаривание сделок должника» на «Оспаривание сделок и иных юридических действий должника»; Представляется необходимым уточнить разъяснения п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 и п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32, указав, что квалификация сделки по основанию ст. 10, 168 ГК РФ, возможна только при сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок; Применительно к оспариванию действий должника по формированию условий трудового договора, следует исходить из опровержимой презумпции добросовестности работника, в отношении работодателя, которого начата процедура несостоятельности (банкротства), с учетом п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, где предусмотрено, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (ст. 19 Закона о банкротстве).

Глава 1 Основания признания сделок должника недействительными

40 стр., 19887 слов

Банкротство юридического лица как способ его ликвидации

... зависящих от действий должника (пожар, наводнение и т.д.); несостоятельность неосторожная, происходившая от вины самого должника; - несостоятельность злостная, иначе, злонамеренное банкротство (так, злостным банкротом ... право на признание недействительными сделок должника и отказ от исполнения текущих договоров. Дальнейшая эволюция законодательства о банкротстве характеризуется выходом в свет ...

§1.1. Понятие сделки должника, подлежащей оспариванию в рамках дела о банкротстве

В соответствии с п. 1 ст. 61.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее – ГК РФ), а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

В силу п. 3 названной статьи правила об оспаривании сделок, предусмотренные главой III .1 Закона о банкротстве могут применяться также к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством, процессуальным и другими отраслями законодательства, в том числе к оспариванию соглашений или приказов об увеличении размера заработной платы, о выплате премий и иных выплат в соответствии с трудовым законодательство, а кроме того, к действиям, совершенным во исполнение судебных актов или правовых актов государственных органов.

Положения ст. 61.1 Закона о банкротстве разъясняются в п. 1 и 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63).

Из приведенных норм следует, что следует что, в силу специального указания Закона о банкротстве, правила недействительности сделок, существующие в гражданском законодательстве, применяются к широкому спектру разнообразных действий должника и третьих лиц.

Анализ судебной арбитражной практики показывает, что, несмотря на указанные разъяснения, расширяющие возможности для оспаривания действий должника, влекущих неблагоприятные последствия, зачастую позиции арбитражных судов при разрешении вопроса о том, какие юридические действия могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, разнятся.

На наш взгляд, представляется целесообразным выяснить, что является «сделкой» в понимании законодательства о несостоятельности (банкротстве), поскольку от ответа на данный вопрос напрямую зависит возможности оспаривания тех или иных сделок по правилам Закона о банкротстве на практике. Принципиальным также является вопрос о том, могут ли считаться сделками действия по исполнению должником обязательств и обязанностей, возникших из различных оснований (речь о которых идет в п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве).

22 стр., 10705 слов

Банкротство по федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)»

... введение первой процедуры банкротства – наблюдения. Для улучшения процесса судопроизводства были приняты следующие меры: В соответствии с п.3 ст. 40 Закона к заявлению кредитора о признании должника банкротом должны быть ...

Стоит отметить, что в юридической литературе вопрос о содержании понятия «сделка» в значении Закона о банкротстве является спорным, а мнение о том, что в сфере несостоятельности (банкротства) термин «сделки» используется не в узком смысле, ограничиваясь гражданского – правовом аспектом, а в широком, подразумевая под ним юридические действия, возникшие также из трудовых, налоговых и иных правоотношений, высказывалось неоднократно.

В частности, по мнению В.А. Химичева, «кредитор может опровергать не только сделки гражданско-правовой направленности, но и «сделки» (если вообще можно применять этот термин к отношениям иного, не гражданско-правового, характера) по уплате налогов и выплате заработной платы». 1

А.А. Хачатуров отдает предпочтение такой же точке зрения, аргументируя это тем, что сфера правового регулирования несостоятельности (банкротства) затрагивает весь комплекс юридических правоотношений. В связи с этим не следует отождествлять понятие сделки, содержащееся в ГК РФ, с понятием сделки в Законе о банкротстве. 2

М.И. Брагинский отдает предпочтение точке зрения О.А. Красавчикова, полагавшего, что по юридической природе исполнение является не сделкой, а юридическим поступком, т.е. правомерным действием, правовые последствия которого наступают независимо от того, было ли данное действие направлено на достижение этих последствий или нет: юридический эффект наступает независимо от субъективного момента. 3

Аналогичной точки зрения придерживается А.С. Гутникова. 4

С изложенным взглядом не согласен Е.А. Суханов, который утверждает, что исполнение обязательства как правомерное и волевое действие (поведение) должника, направленное на прекращение имеющейся у него обязанности (долга), представляет собой сделку, причем нередко одностороннюю. 5

Согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Очевидно, что приведенный в ст. 61.1 Закона о банкротстве перечень оспариваемых сделок гораздо шире доктринального и законодательного определения понятия сделки.

Данное определение, как отмечено М.В. Телюкиной сходно с формулировками гражданского законодательства советского периода. Это ст. 26 Гражданского кодекса РСФСР, введенного в действие Постановлением ВЦИК от 11 ноября 1922 г. «О введении в действие Гражданского кодекса РСФСР», ст. 14 О снов гражданского законодательства СССР и союзных республик, утвержденных Законом СССР от 8 декабря 1961 г. «Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик», а также ст. 41 Г ражданского кодекса РСФСР, утвержденного Законом Верховного Совета РСФСР от 11 июня 1964 г. 6 Телюкина М.В. Понятие сделки : теоретический и практический аспекты // Адвокат. 2002. N 8. С. 21.

9 стр., 4085 слов

Проблемы признания сделки недействительной

... определенного правового последствия. недействительность сделка оспоримый ничтожный ГЛАВА 2 §1. Основания оспоримости сделок Гражданский кодекс указывает на то, что сделки могут совершаться устно или ... вещи. В консенсуальном договоре обязанность должника возникает через согласованные волеизъявления сторон. - по виду желаемых правовых последствий сделки подразделяются на обязательственные и ...

,

Указанный факт говорит о традиционности подобного подхода в российском гражданском праве к пониманию природы гражданско – правовой сделки, впервые всесторонне исследованной Ф.К. фон Савиньи. 7

Сделка выступает как результат синтеза объективного и субъективного, воли и волеизъявления. Именно из постулатов теории юридических фактов фон Савиньи и возникло господствующее сегодня в доктрине и законодательстве Российской Федерации представление о сделке как о правомерном гражданско-правовом юридическом акте, направленном на возникновение или прекращение гражданских прав и обязанностей. 8

Перечисленные же в главе III.1 Закона о банкротстве юридические действия, которые могут быть оспорены по соответствующим правилам, по существу, исходя, из легального определения сделки, данного в статье 153 ГК РФ, считаться гражданско – правовыми сделками не могут.

На наш взгляд, логика законодателя при отнесении к сделкам такого широкого спектра действий должника объясняется целью сохранения имущества должника, за счет которого в будущем будут удовлетворены требования кредиторов. В то же время, как отмечает А.А. Аюрова, «невозможно ради достижения поставленной цели ставить под угрозу весь гражданский оборот, позволяя оспаривать все сделки, совершенные должником в преддверии его несостоятельности». 9

Оптимальным решением возникшей проблемы является допущение оспаривания как самих сделок (при условии причинения в результате их совершения имущественного вреда в том или ином виде должнику и его кредиторам), так и действий по исполнению обязательств и обязанностей (далее — обязательства), возникших из различных оснований, не опровергая, однако, при этом юридическую силу этих последних, то есть их оснований. Таким образом, например, возможно признать выплату заработной платы сделкой с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве) при сохранении юридической силы самого трудового договора, во исполнение которого осуществлялась выплата. 10 Определение Высшего Арбитражного суда РФ от 5 сент. 2013 г. N ВАС-15174/12 по делу N А71-6228/2011 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

7 стр., 3217 слов

Обращение взыскания на имущество должника

... ним относятся: обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги; обращение взыскания на периодические выплаты, получаемые должником в силу трудовых, гражданско-правовых или социальных правоотношений; обращение взыскания на имущественные права должника, в том ...

По нашему мнению, в п.1 ст. 61.1 Закона о банкротстве речь идет о собственно сделках, в п. 3 этой же статьи о действиях по исполнению обязательств.

В результате реализации подобного подхода вполне легитимные по форме и содержанию сделки (трудовой договор) сохраняют свою юридическую силу, однако фактически не подлежат исполнению в части обязательств, лежащих на должнике, до момента распределения конкурсной массы. Исполнение таких обязательств с нарушением этого правила влечет возможность оспорить данное действие с последующим возложением на кредитора, получившего такое исполнение, обязанности возвратить в конкурсную массу все полученное, а при невозможности возврата в натуре — компенсировать действительную стоимость полученного ( п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве).

Это позволяет соблюсти имущественные интересы большинства кредиторов.

В связи с этим хотелось бы особо отметить, что обязательства, перечисленные в п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве, имеют различную правовую природу: они могут носить как частноправовой (например, имущественные обязательства, возникшие из гражданских или семейных правоотношений), так и публично-правовой характер (таможенные обязательства).

Тот факт, что в указанный перечень вошли обязательства не только гражданско-правового характера, но и иные, свидетельствует, по всей вероятности, о равенстве субъектов-кредиторов в отношениях несостоятельности (банкротства).

Таким образом, законодатель признает, что исполнением, например, как обязательств из гражданско-правового договора, так и обязательств по уплате налогов или таможенных платежей в равной степени причиняется вред имущественным интересам кредиторов.

Такой подход к определению правового статуса денежных требований различных категорий кредиторов и из различных оснований, возможно, следует оценить положительно. Однако считаем, что четкое различение оснований возникновения таких обязательств и их характера имеет первостепенное значение, поскольку определяет, на наш взгляд, саму возможность оспаривания действий по их исполнению.

5 стр., 2482 слов

Подготовка и проведение собраний кредиторов в процессе банкротства предприятий

... должника; если после проведения первого собрания кредиторов появились обстоятельства, дающие достаточные основания полагать, что платежеспособность должника может быть восстановлена; в иных случаях, предусмотренных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Составление протокола собрания кредиторов Решение собрания кредиторов ...

Стоит указать и на критику в адрес законодателя, встречающуюся на страницах юридической литературы. Так, например, Г.П. Царик высказывает опасения, что расширительное толкование легального определения гражданско – правовой сделки может повлечь неверное применение арбитражными судами правовых норм. 11 Специальные основания для оспаривания сделок должника в процедурах банкротства. Нужны ли они? // Предпринимательское право. 2008. N 2. С. 11

К.Б. Кораев, оценивая институт оспаривания действий по исполнению должником обязательств и обязанностей, указывает, что такое законодательное регулирование представляется неоправданным и создающим серьезную опасность для стабильности гражданского оборота. 12

При этом в п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при разрешении дел судам предлагается учитывать, что по смыслу статьи 153 ГК РФ при решении вопроса о правовой квалификации действий участника (участников) гражданского оборота в качестве сделки для целей применения правил о недействительности сделок следует учитывать, что сделкой является волеизъявление, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (например, гражданско-правовой договор, выдача доверенности, признание долга, заявление о зачете, односторонний отказ от исполнения обязательства, согласие физического или юридического лица на совершение сделки).

Еще более расширительное толкование легального определения гражданско-правовой сделки, содержится в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, где указывается, что предусмотренные Законом о банкротстве правила о недействительности сделок подлежат применению также к сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счет должника, к числу которых, в частности, отнесены: сделанное кредитором должника заявление о зачете; списание банком в безакцептном порядке денежных средств со счета клиента-должника в счет погашения задолженности клиента перед банком или перед другими лицами, в том числе на основании представленного взыскателем в банк исполнительного листа; перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника или списанных со счета должника; оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога.

При этом судебно — арбитражная практика о допустимости оспаривания в деле о банкротстве тех или иных сделок должника по специальным основаниям неоднозначна. В частности, в рамках дела о банкротстве № А41-86889/2015 арбитражным судом первой инстанции, апелляционной инстанции прекращено производство по заявлению конкурсных кредиторов о признании недействительными сделок по отчуждению доли в уставном капитале общества, вследствие того, что заявленные требования не подлежат рассмотрению в деле о банкротстве, поскольку оспариваются сделки, совершенные без участия должника и не в отношении его имущества. 13 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.

14 стр., 6726 слов

Парижский клуб кредиторов

... клуба . · Россия и международные клубы кредиторов . 2. Наличие непосредственной угрозы прекращения платежей по по­гашению задолженности. Для того чтобы условия погашения кредита могли быть пересмотрены, должнику ... сами предоставляют значительные кредиты другим странам, и их должники также обращаются в Парижский Клуб. Таким кредиторам выгодно решать вопросы уже на многосторонней основе. Многосторонний ...

Фактически суды полагали, что в названном случае оспариваемые кредиторами должника сделки не относятся к сделкам, совершенным за счет должника, указанным в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63.

Однако определением Верховного Суда РФ от 12.03.2018 № 305-ЭС17-17342 по делу № А41-86889/2015 судебные акты нижестоящих инстанций отменены. Судебной коллегией установлено, что суды при квалификации сделок по отчуждению долей в обществе необоснованно ограничились буквальным содержанием перечня, установленного в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63. Верховным Судом указано, что перечень, установленный в п. 2 названного Постановления, не является исчерпывающим, в нем даны лишь некоторые виды сделок, общим признаком которых является их направленность на уменьшение имущественной массы должника посредством действий не самого должника, а иных лиц. 14 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

Необходимо также привести Определение Верховного Суда РФ от 18.12.2017 № 305-ЭС17-12763(1,2) по делу № А40-698/2014, где отмечается, что по смыслу статьи 61.1 Закона о банкротстве перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием «сделки», предусмотренным статьей 153 ГК РФ. Фактически в деле о банкротстве в целях защиты кредиторов от недобросовестного поведения должника и части его контрагентов, а также в целях соблюдения принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований всех кредиторов потенциально могут оспариваться любые юридические факты, которые негативно влияют на имущественную массу должника. 15

Из приведенного подхода Верховного Суда следует, что при разрешении вопроса о допустимости оспаривания тех или иных сделок в рамках дела о банкротстве судам следует учитывать основные цели законодательства о банкротстве – защиту кредиторов от недобросовестных действий должника и соблюдение принципов очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Очевидно, что расширительное толкование понятия «сделка», содержащегося в ст. 153 ГК РФ, является оправданным и продиктовано специальными целями законодательства о банкротстве, а также значением самого института оспаривания сделок должника, который представляет собой правовую гарантию, предоставляющую кредиторам механизм наполнения конкурсной массы должника за счет неправомерно отчужденного имущества последнего. Из чего следует, что ключевое значение при разрешении вопроса о допустимости оспаривания тех или иных сделок в рамках дела о банкротстве имеет выбытие (или возможность выбытия) активов должника из конкурсной массы в ущерб кредиторам.

3 стр., 1451 слов

Понятие и права должника

... комитета кредиторов прекращаются полномочия руководителя или органов управления должника. В этих случаях обязанности руководителя должника выполняет распорядитель имущества. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" ...

Более того, такой подход соответствует правовым позициям, ранее сформулированным Пленумом ВАС РФ в п. п. 1 и 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 и Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 18.11.2008 № 10984/08 по делу № А79-7776/2007. В соответствии с этой позицией к числу юридических фактов, оспариваемых в рамках банкротства, могут быть отнесены действия, направленные на исполнение любых обязательств должника; совершенные третьими лицами (а не самим должником) сделки за счет должника, ненормативные правовые акты, оформляющие сделки по отчуждению имущества или прекращению имущественных прав должника. 16 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

По нашему мнению, для целей формирования единообразной судебной практики применения норм ст. 61.1 Закона о банкротстве, целесообразно дополнить разъяснения Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 положением о том, что по правилам Закона о банкротстве могут быть оспорены любые юридические факты, уменьшающую конкурсную массу должника и причиняющие вред кредиторам.

Использованный при формулировании текста нормы ст. 61.1 Закона о банкротстве (в ч. 3 данной статьи указано, что «правила настоящей главы могут применяться к оспариванию действий…») прием юридической техники несколько «смягчает» эффект от продемонстрированного ранее крайне широкого толкования понятия сделки правоприменителями.

Считаем, однако, более последовательным иной подход, в соответствии с которым данная группа объектов оспаривания объединялась бы в главе III .1 Закона о банкротстве под названием не «Оспаривание сделок должника», а «Оспаривание сделок и иных юридических действий должника». По существу такое наименование главы является более верным, отражающим действительную правовую природу объектов оспаривания.

§1.2. Общегражданские основания признания сделок должника недействительными

Закон о банкротстве предусматривает две группы оснований недействительности сделок, совершенных должником или другими лицами за счет должника: общие основания недействительности, устанавливаемые ГК РФ (общегражданские основания), а также основания, предусматриваемые Законом о банкротстве (специальные или «банкротные» основания недействительности).

Согласно разъяснениям, приведенным в абз. 4 п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

Сделка должника, направленная на искусственное создание его задолженности, может быть квалифицирована в качестве мнимой с применением последствий ее недействительности с целью защиты прав добросовестных конкурсных кредиторов. 17 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

Среди общих оснований признания сделки недействительной ГК РФ относит сделки, нарушающие требования закона или иного правового акта (ст. 168); сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169); мнимые и притворные сделки (ст. 170); сделки юридического лица, совершенные в противоречии с целями его деятельности (ст. 173); сделки, совершенные без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (ст. 173.1); сделки, совершенные под влиянием существенного заблуждения (ст. 178) и др.

На наш взгляд, необходимо выявить проблемы, возникающие при оспаривании сделок должника по общегражданским основаниям в рамках дела о банкротстве, поскольку анализ арбитражной практики показывает, что достаточно часто сделки должника оспариваются одновременно как по специальным основаниям, закрепленным Законом о банкротстве, так и по основаниям, предусмотренным ГК РФ 18 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс; Постановление Арбитражного суда Западно – Сибирского округа от 25 июл. 2012 г. по N А02-1217/2011 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 19 янв. 2012 г. по делу N А07-23064/2009 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс; Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 4 сент. 2012 г. по делу N А48-3171/2010 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс .

При этом суды при разрешении спора о недействительности сделки не всегда верно определяют характер спорного правоотношения и подлежащее применению законодательство, о чем более подробно будет сказано во 2 главе настоящей работы. 19

§1.3. Специальные основания признания сделок должника недействительными

Появление специальных оснований признания недействительными сделок должника в законодательстве о банкротстве продиктовано особыми целями Закона о банкротстве, одной из которых является защита кредиторов от недобросовестных действий должника, совершаемых в предбанкротный период.

Как правило, должник, совершая указанные действия, «прибегает к содействию своих родных и близких лиц и при их помощи пытается сохранить для себя остатки крушения. Путем различных фиктивных сделок с этим лицом он старается дать им право на значительную часть своего имущества или переукрепить на них или допустить их в число своих кредиторов. Возможны, наконец, и, к сожалению, нередки случаи, когда несостоятельность создается умышленно с той целью, чтобы уменьшить общую сумму долгов, удовлетворив кредиторов только в части их требований». 20

Специальные или, так называемые, «банкротные» основания недействительности сделок содержатся в ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве. Сделки по указанным основаниям оспариваются в процедуре внешнего управления или конкурсного производства.

§1.3.1. Подозрительные сделки

Закон о банкротстве в ст. 61.2 предусматривает следующие виды подозрительных сделок: сделки, совершенные с неравноценным встречным исполнением обязательств (п. 1 ст. 61.2) и сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов (п.2 ст. 61.2).

Необходимо отметить, что устанавливаемые Законом о банкротстве критерии недействительности сделок основываются на выработанных доктриной теориях опровержения сделок – объективной и субъективной.

Объективная теория связывает возможность признания сделок недействительными «объективными, внешними параметрами оспариваемой сделки (период совершения, финансовые условия сделки, и пр.), при наличии которых сделка должна признаваться недействительной. В этом случае объективно существующие обстоятельства неудовлетворительного финансового состояния должника должны быть слишком очевидны для его контрагента, совершающего сделку, а потому риск проявления неблагоприятных последствий должен без каких-либо дополнительных условий проявлять себя именно у контрагента». 21

В свою очередь субъективная теория, возникшая из римского Actio Pualia n a, сводится к тому, что признаваться недействительными могут сделки, в которых действия кредитора были направлены на причинение вреда должнику. 22

В римском праве Паулианов иск основывался исключительно на недобросовестности должника, следовательно, имел субъективное основание. 23 Кроме того, Паулианов иск подавался только тогда, когда истцы действительно понесли ущерб. При этом вопрос о действительности или недействительности сделки, по которой произошло отчуждение имущества, не ставился. Имущество возвращалось не потому, что сделка была недействительной, а потому, что отчуждение имущества контрагенту должника было совершено в ущерб кредиторам. 24

Устанавливаемый дополнительно волеообразующий фактор

  • недобросовестное поведение стороны сделки, причинившее вред кредиторам, имеет значение для последствий признания сделки недействительной. В отечественном законодательстве функцию Паулианова иска выполняет п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. 25

В развитие этой мысли на страницах юридической литературы встречается классификация подозрительных сделок на объективно подозрительные сделки, то есть сделки, совершенные при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороны, и субъективно подозрительные сделки, то есть сделки, предполагающие намерение должника причинить вред кредиторам. 26

Помимо выделения двух различных подходов к основаниям признания сделок должника недействительными — субъективного и объективного, в литературе также отмечается, что применение субъективной теории усложняет оспаривание сделки, поскольку предполагает доказывание умысла сторон сделки и направленность ее целей, что всегда является довольно непростой задачей. Вместе с тем следствием применения данной теории является большая стабильность гражданского оборота. Применение объективной теории в большей степени защищает интересы кредиторов должника и в меньшей степени гарантирует стабильность гражданского оборота, поскольку, как правило, доказать наличие установленных законодателем обстоятельств, свидетельствующих о недействительности сделки, легче. 27 Подозрительные сделки в процессе несостоятельности (банкротства): правовые проблемы оспаривания // Предпринимательское право. 2012. № 4. С. 22 — 26.

Несмотря на то, что в п. п. 1 и 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусмотрены два различных подхода к основаниям оспаривания сделок должника — субъективный и объективный, на наш взгляд, данные специальные основания оспаривания сделок должника имеют общую цель. В отличие от сделок с предпочтением, которые влияют на порядок распределения конкурсной массы, подозрительные сделки уменьшают конкурсную массу должника в целом.

В соответствии с п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве с делка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).

В силу п.2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арб итражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

§1.3.2. Сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами (далее – сделка с предпочтением), регулируется ст. 61.3 Закона о банкротстве.

В силу положений данной статьи сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований (сделка с предпочтением).

Как отмечает О.Р. Зайцев: «…предпочтение (иногда его еще называют преимущественным удовлетворением) как основание оспаривания сделок при банкротстве также можно рассматривать как разновидность общего основания (причинение вреда имущественным правам кредиторов), поскольку в предпочтении плохо не то, что один кредитор получил больше, чем должен был, а то, что из-за этого уменьшилась будущая конкурсная масса и, соответственно, меньше получат другие кредиторы той же очереди». 28 комментарий новелл законодательства и практики его применения / В.В. Витрянский, В.В. Бациев, А.В. Егоров и др.; под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2010

Как указывает Т.П. Шишмарева: «признание недействительными сделок с предпочтительным удовлетворением требований одних кредиторов перед другими является традиционным в конкурсном праве, поскольку такие сделки противоречат основному принципу законодательства о банкротстве — соразмерному удовлетворению требований кредиторов». 29

Перечень признаков предпочтительности, приведенный в Законе о банкротстве, не является исчерпывающим, поскольку, перечисляя условия предпочтительности, законодатель прямо указывает на примерный перечень таких условий. С делка может быть признана недействительной при наличии одного признака предпочтительности, хотя одновременно может иметь несколько признаков предпочтительности.

Отметим также, что формулировка «в отношении отдельного кредитора или иного лица», на наш взгляд, позволяет утверждать, что кредитор, которому оказано предпочтение, может и не являться стороной в сделке, а быть, к примеру, выгодоприобретателем по ней или представителем стороны по сделке.

Сделанный вывод подтверждается судебной практикой. Конкурсный управляющий Общества в порядке ст. 61.1 — 61.3 обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным беспроцентного договора займа, заключенного до возбуждения дела о банкротстве между должником и контрагентом. Суды трех инстанций пришли к выводу о том, что сделка является недействительной, так как заключение договора займа повлекло возникновение текущего обязательства у должника перед контрагентом, которое подлежит погашению вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами. 30 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

Таким образом, Закон о банкротстве выделяет несколько видов сделок с предпочтительностью. Первым из них являются сделки, совершенные должником с целью обеспечения исполнения обязательства, возникшего до совершения оспариваемой сделки, как самого должника, так и третьего лица.

Предполагающее дополнительную гарантию исполнения обязательства обеспечение обязательства создает преимущества для кредитора при удовлетворении его требований по сравнению с необеспеченными требованиями.

Обеспечительные сделки по своей правовой природе и последствиям неоднородны. Б.М. Гонгало выделяет среди способов (мер) обеспечения обязательства меры, обеспечивающие исполнение обязательств (неустойка, задаток); меры, обеспечивающие защиту имущественных интересов кредитора при нарушении обязательства должником (поручительство, банковская гарантия), а также меры, обеспечивающие исполнение обязательства и защиту интересов кредитора при неисправности должника (залог, удержание) 31

Наряду со способами обеспечения исполнения обязательств, указанными в ГК РФ, могут быть использованы и иные способы, указанные в законе и договоре. Среди иных способов следует назвать сделки репо, меры оперативного воздействия 32

, а также уступку денежного требования в качестве способа обеспечения исполнения обязательства, возникшего на основании договора финансирования (ст. 824 ГК РФ), внесение спорной суммы денег или ценной бумаги в депозит третьего лица (п. 1 ст. 327 ГК РФ), секвестр (ст. 926 ГК РФ), использование подтвержденного аккредитива 33 , страхование ответственности и др.

Таким образом, при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства должником в процедурах несостоятельности (банкротства) использование обеспечения исполнения обязательства позволяет кредитору, во-первых, получить удовлетворение своих требований из имущества должника или третьего лица или за счет ответственности третьего лица по сравнению с необеспеченными требованиями; во-вторых, преимущество может выражаться и в очередности удовлетворения требований.

Особенности преимущества кредитора с обеспеченным обязательством по сравнению с необеспеченным, на наш взгляд, целесообразно раскрыть на примере залога.

При залоге требования кредитора обеспечиваются «выделением из всего состава имущества должника известной индивидуальной определенной части, которая должна служить исключительным средством удовлетворения только данного требования, с устранением прочих кредиторов». 34

Из числа обеспечительных сделок залог может повлечь предпочтительное удовлетворение требований залогодержателей в процедурах несостоятельности (банкротства) среди кредиторов должника посредством обращения взыскания на предмет залога, а также изменения очередности удовлетворения требований. Требования залогодержателя подлежат удовлетворению преимущественно перед другими кредиторами, то есть предпочтительно перед другими кредиторами, из денежных средств, вырученных от продажи предмета залога (п. 1, 5 ст. 138 Закона о банкротстве), который включен в конкурсную массу.

Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в п. 5 информационного письма № 128 от 14.04. 2009 г. «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» указано, что передача имущества в залог может рассматриваться как сделка, влекущая предпочтительное удовлетворение требований кредитора.

В судебной практике заключение договора залога после возникновения обеспечиваемого обязательства расценивается как предоставление кредитору преимущества в сравнении с остальными кредиторами должника, поскольку в отсутствие указанного договора требования кредитора подлежали бы удовлетворению на общих основаниях в равной пропорции с остальными кредиторами. 35 Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 7 июн. 2012 г. по делу N А35-7751/2010 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

В качестве второй разновидности сделок с предпочтительностью Законом о банкротстве выделяются сделки, которые привели или могут привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора.

Совершение обеспечительной сделки залога (ипотеки) приводит к безусловному изменению очередности удовлетворения требований кредитора — залогодержателя, поскольку его требования подлежат удовлетворению преимущественно перед иными кредиторами за счет вырученных от продажи предмета залога денежных средств, 70% (80%, если залогодержатель — кредитная организация) которых направляется на удовлетворение требований залогодержателя. Подобная сделка обладает несколькими признаками предпочтительности, указанными в ст. 61.3 Закона.

Законом о банкротстве предпочтительной признается сделка, если она привела или может привести к удовлетворению тех требований кредиторов, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами.

Сделки, повлекшие нарушение основных принципов института несостоятельности (конкурсного права), а именно очередности и соразмерности удовлетворения требований кредиторов, в том числе и досрочное удовлетворение требований отдельных кредиторов, должны признаваться недействительными. В процедурах несостоятельности кредиторы, участвующие в них, не вправе получить удовлетворение досрочно, поскольку Законом о банкротстве установлена очередность удовлетворения требований.

Так, сделка цессии, совершенная между банками, в которой цедент — фактически несостоятельный субъект, а цессионарий — один из кредиторов, повлекшая переход к цессионарию права требования по кредитному договору и

договору залога векселя 36 Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 мая 2006 г. N КГ-А40/3672-06 по делу N А40-49573/05-36-87 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

, могла повлечь досрочное удовлетворение требований цессионария.

Четвертый вид сделки с предпочтительностью — сделка, которая привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Такими признаками обладают, к примеру, действия по исполнению мирового соглашения, заключенного неплатежеспособным должником с одним из кредиторов до подачи заявления в арбитражный суд о признании должника несостоятельным (банкротом), поскольку по условиям утвержденного судом мирового соглашения должник в счет погашения установленного судом долга обязуется передать кредитору в собственность недвижимое имущество 37 Постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 мар.2010 г. по делу N А40-72053/09-63-564 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс; Определение Высшего Арбитражного суда РФ от 2 сент. 2010 г. N ВАС-10148/10 по делу N А40-72053/09-63-564 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.

В этом случае кредитор получает удовлетворение не в составе кредиторов третьей очереди, а предпочтительно перед другими кредиторами.

Имеются основания квалифицировать сделки, повлекшие большую предпочтительность в отношении отдельного кредитора, если речь идет о совершении договора об отступном 38

, о взаимном зачете встречных однородных требований.

Критерием большей предпочтительности можно назвать удовлетворение требований вне рамок дела о несостоятельности (банкротстве).

При применении положений ст. 61.3 Закона о банкротстве следует учитывать, что по указанному основанию могут признаваться оспоримыми не все сделки должника.

Как указывает К.Б. Кораев «по признаку предпочтительности могут быть оспорены только такие сделки должника, которые влекут предпочтение в удовлетворении имущественного требования, возникшего из иной сделки. Это значит, что к сделкам, влекущим предпочтение в удовлетворении, не относятся сделки должника, в результате совершения которых ее сторона становится кредитором должника. Такие сделки могут оспариваться только по общим основаниям, установленным ГК РФ, или по основаниям, содержащимся в ст. 61.2 Закона о банкротстве». 39

Глава 2. Особенности порядка оспаривания и последствия признания отдельных сделок должника недействительными

§ 2.1. Особенности порядка оспаривания и последствия признания недействительными сделок, оспариваемых по общегражданским основаниям

Как следует из анализа судебно – арбитражной практики, не всегда основания для признания сделок должника недействительными, предусмотренные Законом о банкротстве, могут быть применимы к оспариваемой сделке. В подобных случаях применяются как «общегражданские» основания оспаривания сделок, так и статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), запрещающая злоупотребление правом.

Рассмотрим правовые проблемы, возникающие при оспаривании сделок по общегражданским основаниям, на примере оснований ст. 10, 168 ГК РФ.

Как отмечалось выше, нередки случаи, когда лицо, оспаривающее сделку, заявляет о недействительности сделки одновременно и по специальным и по общим основаниям.

При этом, на наш взгляд, есть основания признать такую практику порочной.

C читаем необходимым привести некоторые разъяснения, данные Пленумом ВАС РФ, касающиеся обозначенного вопроса, и правовые позиции Президиума ВАС РФ, сформулированные по результатам разрешения конкретных дел, подлежащие применению при рассмотрении споров со схожими фактическими обстоятельствами.

Согласно п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 предусмотренные статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок. В связи с этим сделки по указанным основаниям могут быть признаны недействительными только в порядке, определенном главой III.1 Закона о банкротстве.

Согласно п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. Таким образом, в основе злоупотребления правом лежит заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав.

Наличие у сделки, на которой основывает требование кредитор, оснований для признания ее недействительной в соответствии со статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве не может использоваться в качестве возражения при установлении этого требования в деле о банкротстве, а дает только право на подачу соответствующего заявления об оспаривании сделки в порядке, определенном этой главой. В то же время наличие в Законе о банкротстве таких оснований само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

В п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32) ВАС РФ разъяснил, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами ( п. 1 ст. 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов, по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

Исковая давность по такому требованию в силу п. 1 ст. 181 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

Из приведенных норм, по нашему мнению, следует, что, ни из п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, ни из п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 не вытекает возможность смешения оснований, по которым одна и та же сделка квалифицируется как оспоримая и недействительная в соответствии со статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, а также как ничтожная в силу статей 10 и 168 ГК РФ. Данный вывод подтверждается и судебной практикой.

В частности, Постановлением Президиума ВАС РФ от 17.06.2014 № 10044/11. Проверив судебные акты, касающиеся оспаривания действий банка по безакцептному списанию денежных средств со счета должника в предбанкротный период, Президиум ВАС РФ заключил, что передача должником в преддверии его банкротства причитающегося кредитору с предпочтением (то есть в обход установленной законодательством о несостоятельности очередности) в ситуации, когда получивший исполнение кредитор знал или должен был знать о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, является основанием для признания соответствующих действий недействительными по специальным правилам, предусмотренным пунктом 3 статьи 103 прежней редакции Закона о банкротстве и пунктом 1 статьи 61.3 действующей редакции того же Закона.

Доводы о необходимости применения к сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, общих положений о ничтожности, по сути, направлены на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо. Сделки с предпочтением не могут быть признаны ничтожными, поскольку они являются оспоримыми и на них распространяется годичный срок исковой давности, установленный пунктом 2 статьи 181 ГК РФ.

В разъяснениях же, содержащихся в абзаце четвертом п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 и п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32, речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок. 40 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

Также необходимо обратить внимание на Определение Верховного Суда РФ от 31.08.2017 № 305-ЭС17-4886, в котором Верховный Суд уточнил позицию по рассматриваемому вопросу, отмечая, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ, но только если речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок. Иной подход приводит к тому, что содержание ч. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве теряет смысл, так как полностью поглощается содержанием норм о злоупотреблении правом и позволяет лицу, оспорившему подозрительную сделку, обходить правила об исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо. 41 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

По нашему мнению, указанные позиции вышей инстанции, представляется существенным, поскольку суды, применяя положения статьи 10 ГК РФ, то есть, признавая сделку недействительной по общегражданским основаниям, зачастую ссылаются и на специальные основания оспаривания сделок, предусмотренные Законом о банкротстве. При этом квалифицируя сделку как ничтожную, суды не указывают, чем в условиях конкуренции норм о действительности сделки обстоятельства, связанные с выявленными нарушениями, выходят за пределы диспозиции ст. 61.2 и ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Таким образом, в целях преодоления указанного подхода, представляется необходимым уточнить разъяснения п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 и п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32, указав, что квалификация сделки по основанию ст. 10, 168 ГК РФ, возможна только при сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок.

Последствия признания недействительной сделки, оспариваемой как по общим, так и по специальным основаниям предусмотрены в ст. 61.6 Закона о банкротстве.

Отметим, что ст. 61.6 Закона о банкротстве устанавливает не общее правило относительно последствий признания сделок должника недействительными, а идет путем перечисления разнообразных последствий в зависимости от того, по какому основанию оспорена сделка с должником.

Как отмечает О.В. Сысоева: «данная статья отличается сложностью изложения и неочевидностью мотивов установления особенностей относительно правовых последствий недействительности сделок применительно к различным специальным основаниям». 42

В Законе о банкротстве используется как реституция владения, так и компенсационная реституция. Так, в случае невозможности возврата индивидуально-определенной вещи в натуре приобретатель обязан возместить должнику ее действительную стоимость. В Законе содержится и механизм определения стоимости вещи, которая устанавливается на момент ее приобретени я (п. 1 ст. 61.6) . 43 Совершенствование законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. № 7. С. 6 — 7

Статьей 61.6 Закона о банкротстве предусмотрены различные последствия признания сделки недействительной, а именно: приобретение права требования к должнику, которое подлежит удовлетворению после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди либо в общем порядке, предусмотренном законодательством о банкротстве. Данные последствия применяются в зависимости от основания недействительности сделки.

По общему правилу ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Иные последствия предусматриваются не только нормами ст. ст. 169 и 179 ГК РФ, но и ст. 61.6 Закона о банкротстве.

Определяя последствия признания сделки недействительной, Закон о банкротстве основывается на необходимости восстановления имущественных прав должника в полном объеме, вследствие этого имущество должника подлежит возврату в конкурсную массу, а при невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения.

§ 2.2. Особенности порядка оспаривания и последствия признания недействительными сделок, совершенных при неравноценном встречном исполнении

Стоит отметить, что вне рамок дела о банкротстве основание признания сделки недействительной по признаку неравноценности встречного исполнения не может быть применено, поскольку гражданское законодательство не устанавливает запрета на совершение неэквивалентных сделок платежеспособными субъектами. Согласно п. 1 ст. 424 ГК РФ, цена устанавливается взаимным соглашением сторон по сделке, что соответствует принципу свободы договора. Регулирование цен со стороны государства допускается только в установленных законом случаях (для естественных монополий, в целях защиты конкуренции).

Таким образом, цена, отклоняющаяся от рыночной вне рамок дела о банкротстве, не влияет на действительность заключенной сделки.

В то же время введение внешнего управления или открытие конкурсного производства позволяет ретроспективно оценить сделки, совершенные в преддверии возбуждения дела о банкротстве. 44

В Определении Верховного Суда Российской Федерации (далее — Верховный Суд РФ) от 30 января 2017 г. по делу № 305-ЭС16-12827, № А40-121454/2012 обращено внимание на то, что результатом заключения должником сделки на условиях неравноценного встречного исполнения, как правило, является уменьшение стоимости или размера его имущества, что влечет полную или частичную утрату возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника. 45

Исходя из п.1 ст. 61.2 Закона о банкротстве для признания сделки должника подозрительной по данному основанию необходимо установление одновременно двух обстоятельств: а) оспариваемая сделка должна быть совершена должником в течение одного года до принятия заявления о признании несостоятельным (банкротом) или после принятия этого заявления; б) должно иметь место наличие неравноценного встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Значение установление так называемого «периода подозрительности» заключается в том, что именно в указанный период появляются признаки неплатежеспособности должника. В отечественном законодательстве период подозрительности применительно к сделкам с неравноценным встречным исполнением обязательств составляет один год до принятия заявления о признании несостоятельным (банкротом) или после принятия этого заявления.

Следует учитывать, что если суд принял одно заявление о признании должника банкротом (возбудил дело о банкротстве), то все аналогичные заявления, поступившие позже первого заявления, принимаются судом как заявления о вступлении в то же дело о банкротстве. При этом датой возбуждения дела о банкротстве является дата принятия судом первого заявления независимо от того, какое заявление впоследствии будет признано обоснованным.

В судебной практике поднимаются вопросы, связанные с исчислением периода подозрительности применительно к сделкам с недвижимым имуществом. Поскольку переход права собственности по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации, период подозрительности исчисляется исходя из даты государственной регистрации перехода.

Так, в Определении Верховного Суда РФ от 11 января 2017 г. № 309-ЭС16-13732(2) по делу № А71-83/2014 изложен вывод, что исчисление периода подозрительности исходя из даты заключения договора, а не его государственной регистрации ошибочно и противоречит правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 17 октября 2016 г. № 307-ЭС15-17721(4). 46

Пункт 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве раскрывает понятие неравноценности встречного исполнения другой стороной сделки.

В п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 разъясняется, что неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

Из чего следует, что одним из способов установления факта неравноценного встречного предоставления является сопоставление условий оспариваемой сделки с условиями аналогичных сделок, совершенных при сравнимых обстоятельствах другими участниками оборота либо самим должником.

Кроме того, неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств. В данном случае стоимость полученного встречного исполнения обязательств подлежит сопоставлению с рыночной стоимостью переданного имущества.

Анализ арбитражной практики позволяет утверждать, что о неравноценности встречного исполнения обязательств другой стороной сделки могут свидетельствовать, в том числе следующие обстоятельства: передача имущества в обмен на встречное денежное предоставление значительно ниже балансовой и рыночной стоимости имущества 47 Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17 авг. 2015 г. N 09АП-28882/2015 по делу N А40-76551/14 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс. Определение Верховного Суда РФ от 2 мар. 2016 г. N 305-ЭС15-12239 N А40-76551/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.

; систематическая передача денежных средств под отчет главному бухгалтеру при отсутствии исполнения встречного обязательства в форме предоставления отчетности о расходовании денежных средств либо обязательств их возврата 48 Определение Верховного Суда РФ от 29 янв. 2016 г. N 304-ЭС15-7530(4) по делу N А45-684/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс ; цена имущества по оспариваемой сделке значительно ниже цены указанного имущества, по которой оно было приобретено должником незадолго до даты совершения этой сделки 49 Определение Верховного Суда РФ от 5 авг. 2015 г. N 304-ЭС15-3591 по делу N А02-629/2010) [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс ; рыночная стоимость уступленных по сделке имущественных прав с учетом срока действия договора аренды значительно превышает размер платы за них 50 Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 10 мар. 2016 г. N Ф03-567/2016 по делу N А04-5654/2012 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс , Определение Верховного Суда РФ от 27 июн. 2016 г. N 303-ЭС16-5771 N А04-5654/2012 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс ; отсрочка платежа и его зависимость от фактического получения денежных средств цессионарием 51 Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 апр. 2016 г. N Ф05-12971/2013 по делу N А40-98294/2012 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс Определение Верховного Суда РФ от 14 сент. 2016 г. N 305-ЭС16-9005 N А40-98294/2012 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс ; продажа имущества по цене значительно ниже рыночной 52 Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 июн. 2016 г. N Ф05-6266/2015 по делу N А40-63017/14 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс , Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24 июн. 2016 г. N Ф05-19556/2015 по делу N 40-40194/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс , Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14 июн. 2016 г. N Ф09-2942/14 по делу N А50-14473/2013 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс , Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27 июн. 2016 г. N Ф09-6518/16 по делу N А71-83/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс , Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28 июл. 2016 г. N Ф06-10958/2016 по делу N А12-5356/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс ; замена ликвидного имущества должника неликвидным (оплата по договору осуществлена путем передачи векселя, выданного лицом, реально не осуществляющим хозяйственную деятельность и не имеющим ликвидных активов) 53 Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28 июл. 2016 г. N Ф08-4997/2016 по делу N А32-28073/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс Определением Верховного Суда РФ от 5 дек. 2016 г. N 308-ЭС16-15851(1,3) N А32-28073/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

Стоит отметить, что ВАС РФ в п. 8 Постановления Пленума от 23.12.2010 № 63 вопрос о понимании существенности оставил без рассмотрения.

В юридической литературе 54 // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. N 8. С. 31 — 36; Богданов Е.В. Особенности оспаривания сделок юридических лиц арбитражным управляющим в деле о банкротстве и арбитражным управляющим юридическим лицом // Адвокат. 2015. N 10. С. 8 — 13.

неоднократно общалось внимание на проблему определения критериев «существенности» отличия цены и (или) иных условий сделки от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки, однако рассматриваемый вопрос не получил соответствующего решения.

Так, М.В. Телюкина указывает на то, что категория «существенности» отличий является оценочной категорией, использование которой «порождает множество практических, так и теоретических проблем». 55

С.А. Карелина указывает на важность учета признака существенности, но само это понятие оставляет без рассмотрения. 56 Подозрительные сделки в процессе несостоятельности (банкротства): правовые проблемы оспаривания // Предпринимательское право. 2012. N 4 И.О. Воробьева, В.П. Быков, А.В. Финогенов на основе анализа материалов судебной практики приходят к выводу, что суды исследуют понятие существенности через понятие значительности, указывая, что одно оценочное понятие рассматривается посредствам другого, отмечая, что такой подход является неприемлемым. 57 Рассмотрение дел об оспаривании сделок несостоятельного должника: практические вопросы // Закон. 2013. N 10.

В судебной практике, сложившейся на данный момент, понятие «существенно» трактуется через признак многократного превышения стоимость полученного встреченного исполнения обязательств, определенной с учетом условий и обстоятельств такого встреченного исполнения обязательств. 58 Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20 мар. 2017 г. N Ф09-10478/16 по делу N А50-26939/2015 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 ноябр. 2016 г. N 17АП-19033/2015-ГК по делу N А60-41367/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс, Определение Верховного Суда РФ от 14 сент.2016 г. N 305-ЭС16-9005 по делу N А40-98294/2012 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

Таким образом, существует проблема в решении вопроса о понимании существенности применительно к правилам п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

В качестве решения названной проблемы в литературе высказано предложение об установлении так называемого порога существенности в размере; применительно к правилам пункта 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве под существенным отклонением от рыночной цены следует понимать отклонение в двадцать и более процентов. 59

Такой подход основывается на ст. 40 Налогового кодекса РФ, в соответствии с которой налоговые органы при решении вопроса о доначислении налога в случае обнаружения отклонения от рыночных цен на товары, работы, услуги, как в сторону повышения, так и понижения принимают во внимание отклонение, равное двадцати процентам от рыночной стоимости.

Действительно, Закон о банкротстве не содержит четких критериев «существенности». При этом очевидно, что вопрос о существенности или несущественности отличий цены и (или) иных условий сделки от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки, в каждом конкретном деле определяется арбитражным судом. Отчасти это размывает объективность данного основания и переводит данный вопрос в область оценки представленных доказательств.

Установление общего порога существенности в размере двадцати процентов применительно к сделкам, оспариваемых по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, может быть целесообразным, но при сравнении условий оспариваемой сделки с условиями аналогичных сделок, совершавшихся должником и иными участниками гражданского оборота.

Бремя доказывания того, что встречное исполнение обязательства по сделке является неравноценным лежит на лице, оспаривающем сделку. Такой подход подтверждается позицией Верховного Суда. В Определении Верховного Суда РФ от 5 августа 2015 г. № 304-ЭС15-3591 по делу № А02-629/2010 указано, что представить доказательства отчуждения имущества по цене, существенно заниженной по сравнению с рыночной, должно лицо, заявившее требование о недействительности сделки по соответствующему основанию. 60 Определение Верховного Суда РФ от 5 авг. 2015 г. N 304-ЭС15-3591 по делу N А02-629/2010 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

В литературе обращено внимание на то, что действия, совершенные в целях исполнения публичных обязанностей, не могут быть оспорены по неравноценности, так как налоговые, таможенные, административные и тому подобные отношения не являются в отличие от гражданско-правовых эквивалентно-возмездными, хотя и в этом случае не исключено заключение, например, договора о предоставлении налогового кредита, соглашения об отсрочке, рассрочке платежа. 61

Указанные сделки оспариваются как сделки с предпочтением.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 30 марта 2017 г. № 304-ЭС17-2805 по делу № А27-1804/2015 об отказе в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ поддержан вывод судов нижестоящих инстанций о том, что уплата обязательных платежей в принципе не предусматривает встречного исполнения со стороны получателя, в связи с чем отсутствуют основания для признания таких платежей недействительными и применения последствий их недействительности. 62 Определение Верховного Суда РФ от 30 мар. 2017 г. N 304-ЭС17-2805 по делу N А27-1804/2015 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

Как указано в п.1 ст. 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, при этом срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Однако, если заявление об оспаривании сделки во исполнение решения собрания (комитета) кредиторов не будет подано арбитражным управляющим в течение установленного данным решением срока, такое заявление может быть подано представителем собрания (комитета) кредиторов или иным лицом, уполномоченным решением собрания (комитета) кредиторов.

Кроме того, в соответствии с п.2 ст. 61.9 Закона о банкротстве, заявление об оспаривании сделки должника может быть подано конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более 10% общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц.

В Определении Верховного Суда РФ от 12 сентября 2016 г. № 306-ЭС16-4837 по делу № А65-17333/2014 указано, что данные положения не могут быть истолкованы таким образом, что неоспаривание арбитражным управляющим сделок должника оправданно до тех пор, пока иное не установлено собранием (комитетом) кредиторов, а наличие в деле о банкротстве мажоритарных кредиторов переносит на последних обязанность по обращению в суд с заявлениями о признании сделок недействительными. 63 Определение Верховного Суда РФ от 12 сент. 2016 г. N 306-ЭС16-4837 по делу N А65-17333/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

Можно утверждать, что приведенные нормы направлены на расширение полномочий отдельных кредиторов и предоставление собранию (комитету) кредиторов возможности понудить арбитражного управляющего к реализации ликвидационных мероприятий в ситуации, когда он, уклоняясь от оспаривания сделок, неправомерно бездействует.

Вызывают споры на практике вопросы, связанные с определением начала течения срока исковой давности при оспаривании подозрительных сделок.

В Определении Верховного Суда РФ от 15 июня 2015 г. № 309-ЭС15-1959 по делу № А47-2454/2011 изложен вывод о том, что о совершении оспариваемой сделки арбитражный управляющий мог и должен был узнать в период исполнения им обязанностей временного управляющего, о чем свидетельствует составленное им заключение о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства должника, в котором спорная сделка отражена. Поэтому срок исковой давности (в том числе и для всех правопреемников арбитражного управляющего) начал течь с момента возложения на арбитражного управляющего обязанностей конкурсного управляющего должником. 64 Определение Верховного Суда РФ от 15 июн. 2015 г. N 309-ЭС15-1959 по делу N А47-2454/2011 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

В указанном судебном акте обращено внимание на то, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под ст. ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника ( п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и т.д.), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.

Таким образом, законодательство о несостоятельности связывает начало течения срока исковой давности не только с моментом, когда лицо фактически узнало о нарушении своего права, но и с моментом, когда оно должно было, т.е. имело юридическую возможность, узнать о нарушении права.

В Определении Верховного Суда РФ от 1 декабря 2016 г. № 304-ЭС15-3591(5) по делу № А02-629/2010 поддержан вывод судов о том, что о совершении спорной сделки арбитражный управляющий мог и должен был узнать в период исполнения им обязанностей конкурсного управляющего должником.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Иные последствия предусматриваются не только нормами ст. ст. 169 и 179 ГК РФ, но и ст. 61.6 Закона о банкротстве.

Стоит отметить, что используемую в Законе о банкротстве формулировку

«действительная стоимость имущества» исследователи признают неудачной, полагая, что речь в этом случае должна идти о рыночной стоимости в понимании ст. 7 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». 65

В литературе высказано мнение, что Закон о банкротстве вопреки общему гражданско-правовому правилу о двусторонней реституции как последствии недействительности сделки, по сути, фиксирует положения об односторонней реституции. Действительно, если должник возвращает себе все, что было передано им по недействительной сделке, то кредиторы и иные лица, которые получили от должника какое-либо имущество, приобретают право требовать включения в реестр, причем только после возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества, что неизвестно ГК РФ. 66 К проблеме оспаривания подозрительных сделок должника // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 7. С. 35.

Мнение о несправедливости положения, при котором добросовестный контрагент, возвратив все полученное по недействительной сделке и приобретя лишь право требования включения в реестр с сомнительными перспективами полного удовлетворения требований, в литературе высказывалось не раз.

Представляется, что правовое положение кредиторов, требования которых возникли в связи с признанием сделок недействительными, не должно быть более выгодным по сравнению с положением иных кредиторов должника, не предпринимавших мер по получению причитающегося с должника путем заключения подозрительных сделок или сделок с предпочтением.

Вполне возможна ситуация, когда оспариваемая сделка будет одновременно являться и сделкой с предпочтением по п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве и подозрительной сделкой по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Например, если должник в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом передал кредитору в счет исполнения своих обязательств имущество по заниженной цене, в такой ситуации от выбора оснований для оспаривания сделки и ее правовой квалификации будут зависеть правовые последствия.

Дело в том, что в случае признания сделки недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве кредиторы приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в очередности, установленной Законом о банкротстве. В то же время кредиторы по сделке, признанной недействительной на основании п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, приобретают право требования, подлежащее удовлетворению после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди.

Если рассматривать правило об удовлетворении требований кредитора после удовлетворения требований всех остальных кредиторов третьей очереди в качестве штрафной санкции за совершение сделки, нарушающей имущественные интересы должника и кредиторов, то следует вывод, что при наличии в сделке одновременно признаков п. 1 ст. 61.2 и п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве применению подлежит более строгая санкция.

Применительно к сделкам, признанных недействительными на основании неравноценности встречного исполнения, в п. 3 ст. 61. 6 Закона о банкротстве предусмотрены следующие последствия недействительности.

Кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве и Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке , предусмотренном законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Кроме того, последствия признания сделки недействительной разъясняются в п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, в котором указано, что в случае, если сделка была признана недействительной на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, восстановленное требование подлежит включению в реестр требований кредиторов и удовлетворению в составе требований третьей очереди ( пункт 3 статьи 61.6 Закона о банкротстве).

На наш взгляд, проблемным является вопрос о применении последствий недействительности сделки с неравноценным встречным исполнением в случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре. В силу п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве в такой ситуации приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения.

При применении последствий недействительности сделки по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве возникает следующая проблема: подлежит ли взысканию с приобретателя в пользу должника действительная стоимость имущества в полном объеме или действительная стоимость имущества за вычетом суммы, оплаченной приобретателем должнику ранее; приводит ли взыскание полной стоимости имущества к возникновению на стороне должника неосновательного обогащения в размере произведенной покупателем оплаты по договору?

В Определении Верховного Суда РФ от 24 декабря 2015 г. № 303-ЭС15-11427(2) по делу № А51-17166/2012 по этому вопросу сделан следующий вывод: задолженность должника должна быть восстановлена в полном объеме, за ответчиком сохраняется право на обращение в суд с заявлением о включении его требований в отношении восстановленной задолженности в реестр требований кредиторов должника по правилам ст. ст. 100 , 142 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в п. п. 25 27 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) » 67 Определение Верховного Суда РФ от 24 дек. 2015 г. N 303-ЭС15-11427(2) по делу N А51-17166/2012 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

Иной подход может фактически привести к зачету подлежащей взысканию с ответчика действительной стоимости имущества и суммы, уплаченной им при покупке этого имущества у должника по недействительной сделке.

На наш взгляд, также необходимо рассмотреть проблемы, возникающие при оспаривании действий должника во исполнение обязанностей и обязательств на примере оспаривания условий трудовых договоров и действий по выплате заработной платы работникам должника по основаниям неравноценного встречного исполнения обязательств.

К настоящему времени складывается неоднозначная судебная практика применения указанного института, в частности, практика применения последствий недействительности такой сделки.

В литературе высказывается мнение о том, что положения трудового законодательства, а именно ст. 137 ТК РФ, не допускающая признания трудовых договоров недействительными и взыскания заработной платы с работников, являются приоритетными по отношению к законодательству о банкротстве . М.Ю. Гаранин указывает, что «при рассмотрении вопроса о взыскании с работника выплаченной заработной платы норма, содержащаяся в абз. 8 ст. 137 ТК РФ, должна рассматриваться как специальная по отношению к нормам законодательства о банкротстве, что исключает применение положений ст. 61.6 Закона о банкротстве». Указанное противоречие предлагается решать не путем оспаривания условий трудового договора, а привлечением к ответственности за причинение убытков лиц, которые от имени должника заключали, изменяли трудовые договоры и осуществляли выплаты, — руководителя должника и лиц, входящих в его органы управления. 68

Мы не можем согласиться с указанным мнением на основании следующего.

В соответствии с ст. 56 Трудового кодекса (далее – ТК РФ) — соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Согласно ст. 15 ТК РФ трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя.

При этом в качестве оснований недействительности лицо, оспаривающее сделку, зачастую выбирает именно неравноценность встречного исполнения, поскольку трудовой договор является возмездным как для работодателя, так и для работника, а в ситуации, когда доказательства осуществления работником трудовой функции отсутствуют либо свидетельствуют о несоразмерности выплаченной (начисленной) заработной плате, размер встречного предоставления работника является неравноценным, что противоречит сути трудовых отношений.

Примеры арбитражной практики показывают, что о неравноценности встречного исполнения обязательств по трудовым договорам работника свидетельствует неоправданное установление окладов в завышенном размере по сравнению с иными сотрудниками, выполняющими аналогичные функции 69 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 июн. 2016 г. N Ф04-20327/2015 по делу N А70-8790/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс. Определение Верховного Суда РФ от 13 окт. 2016 г. N 304-ЭС16-762(4,5) А70-8790/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.

, а также ситуация, когда размер надбавки к заработной плате работника существенно превышает размер должностного оклада, а сложность и объем выполняемой работы несоразмерны установленным условиям труда. 70 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 8 сент. 2016 г. N Ф04-11595/2014 по делу N А67-874/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс. Определение Верховного Суда РФ от 9 дек. 2016 г. N 304-ЭС15-14771(10) N А67-874/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.

Из анализа судебной арбитражной практики следует, что арбитражные суды при рассмотрении заявлений о признании недействительными действий должника и работника по формированию условий трудового договора, оценивают исполнение работником трудовых обязанностей, объем нагрузки, фактическую продолжительность рабочего времени, сложность выполняемой работы и квалификацию работника.

Сложившаяся судебная арбитражная практика показывает, что, как правило, лица, оспаривающие сделку в рамках дела о банкротстве, ставят под сомнение условия трудовых договоров с руководителем должника, членами коллегиального исполнительного органа должника, главным бухгалтером и другими высокопоставленными работками должника (исполнительными, финансовыми директорами, руководителями подразделений).

Но такой подход, по сути, предоставляет лицу, оспаривающему сделку, и суду возможность оценивать равноценность встречного исполнения и заработной платы любых работников должника . Сама ситуация, в которой с работника как с физического лица взыскивается полученная им в качестве средства к существованию и уже потраченная на семейно-бытовые нужды заработная плата, очевидно, противоречит идее защиты прав участников дела о банкротстве и работников предприятия-банкрота, заложенной в положениях Закона о банкротстве.

Важно отметить, что согласно ст. 16 ГК РФ, заключение трудового договора, иных соглашений, регулирующих правоотношения между работником и работодателем, представляет собой действия названных субъектов, направленные на возникновение у них прав и обязанностей в рамках указанных правоотношений.

С учетом норм п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве то обстоятельство, что эти действия имеют правовое значение в рамках правоотношений, регулируемых трудовым законодательством, и не являются действиями по совершению или исполнению сделки, не исключают возможность оценки их законности в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) по основаниям, установленным Главой III.1 Закона о банкротстве. Названным Законом на такие действия лишь распространяется правовой режим оспаривания сделок, что, по нашему мнению, не означает изменение правовой квалификации указанных действий как действий, направленных на совершение сделки.

Формулировка положений соответствующей главы Закона о банкротстве свидетельствует о том, что воля законодателя была направлена на исключение таких действий должника, в том числе в виде совершения гражданско-правовых сделок, которые являются основанием для возложения на должника дополнительных обязанностей, в нарушение охраняемых законом прав и интересов лиц, участвующих в деле о несостоятельности.

Таким образом, из смысла положений Главы III.1 Закона о банкротстве в их совокупности следует, что они подлежат применению как к действиям по исполнению обязанностей должника, в том числе в рамках правоотношений, регулируемых трудовым законодательством, так и к действиям по установлению таких обязанностей, в частности путем заключения трудового договора и дополнительных соглашений к нему.

Наш вывод подтверждается и судебной арбитражной практикой. Как указал ВАС РФ при рассмотрении одного из обособленных споров по заявлению о признании недействительными действий должника выплате заработной платы работнику в рамках дела о банкротстве № А71-6228/2011 то обстоятельство, что действия по установлению и выплате заработной платы регулируются трудовым законодательством, не исключает возможности оценки их законности в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) по специальным основаниям недействительности в целях защиты прав и интересов его кредиторов, и при признании их недействительными применения последствий недействительности сделки в соответствии со ст. 61.6 Закона о банкротстве. 71

По нашему мнению, по правилам, установленным Законом о банкротстве, оспаривается не сделка и не трудовой договор как специальное соглашение субъектов трудовых отношений, а действия по формированию отдельных условий, включенных в трудовой договор, направленных, фактически, не на регулирование трудовых правоотношений, а на создание дополнительных обязанностей у должника, препятствующих осуществлению расчетов с кредиторами в порядке, установленном законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Направленность спорных действий не на защиту прав и законных интересов работника, а на затруднение расчетов с кредиторами должника исключает возможность применения к ним положений трудового законодательства, поскольку фактически намерения по созданию прав и обязанностей в области трудовых отношений в этом случае отсутствуют. Применение при таких условиях к действиям должника по регулированию трудовых правоотношений положений Закона о банкротстве не противоречит положениям ни трудового, ни гражданско-правового законодательства.

Мы полагаем, что применительно к оспариванию действий должника по формированию условий трудового договора, следует исходить из опровержимой презумпции добросовестности работника, в отношении работодателя, которого начата процедура несостоятельности (банкротства), с учетом п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, где предусмотрено, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (ст. 19 Закона о банкротстве).

Исследованию категории «добросовестность» на сегодняшний день посвящено большое количество работ. Зачастую исследователи рассматривают дефиницию «добросовестность» через соотношение с разумностью. 72

При этом до сих пор в доктрине нет единства взглядов на само понятие добросовестности как принципа межотраслевой категории.

По нашему мнению, для целей законодательства о несостоятельности стоит согласиться с понятием добросовестности, предлагаемой О.В. Мазур. Требование добросовестности в российском праве исследователь делит на два элемента: субъективную и объективную добросовестность. При этом субъективная добросовестность предполагает оценку субъективного состояния лица с точки зрения его фактической честности, обоснованной убежденности в правомерности собственных действий. С позиции объективной добросовестности оценке подлежит объективное соответствие действий субъекта разумным ожиданиям определенных третьих лиц, для защиты которых установлено требование добросовестности исходя из требований закона или из существа обязательства. 73

Также стоит согласиться с мнением А.А. Кравченко, которая полагает, что применительно к сфере несостоятельности (банкротства) категория «недобросовестные действия» по своему объему не совпадает с дефиницией «правонарушение» или нарушение императивных норм права, так как недобросовестность может проявляться у субъектов процедур несостоятельности (банкротства) и в границах, определенных законом, например неосуществление всех возможных действий, которые могут способствовать восстановлению платежеспособности и реабилитации предприятия. 74 Об ответственности за недобросовестность в отношениях несостоятельности (банкротства) // Предпринимательское право. 2015. N 2. С. 10 — 17.

В соответствии с п. 1 П остановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Для опровержения данной презумпции необходимо установить, что работник при формировании спорных условий трудового договора был осведомлен о наличии признаков несостоятельности работодателя, и доказать, что, формально вступая в трудовые отношения с должником, он преследовал цель вывода активов (денежных средств) должника, поскольку само по себе намерение получить от работодателя крупные выплаты, на наш взгляд, является вполне правомерным.

Указанный подход представляется нам наиболее взвешенным, так как с одной стороны, доказательства недобросовестности заинтересованных в отношении должника лиц при формировании условий трудового договора основываются на том, что в силу занимаемой должности указанные лица были осведомлены о признаках неплатежеспособности должника.

То есть предлагаемая нами презумпция добросовестности работника, в отношении работодателя, которого начата процедура несостоятельности (банкротства), не противоречит сложившейся практике оспаривания трудовых договоров с руководителем должника, членами коллегиального исполнительного органа должника, главным бухгалтером.

С другой стороны предлагаемая презумпция позволит защитить интересы работников должника, поскольку суд будет исследовать, могло ли формирование тех или иных условий трудового договора вызвать подозрение работника, а также существовал ли сговор работника и представителя должника, ответственного за изменение трудового договора, при формировании указанных условий.

§ 2.2. Особенности порядка оспаривания и последствия признания недействительными сделок, совершенных с целью причинения имущественного вреда кредиторам

Вторым видом подозрительных сделок является сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Исходя из положений п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если она была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Из чего следует, что для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех обстоятельств, а именно то, что: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов б) в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов (объективный критерий) в) если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (субъективный критерий). 75

В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию. Также объективным критерием является совершение сделки в течение 3 лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления.

Следует отметить, что в п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве содержит исчерпывающий перечень обстоятельств, которые свидетельствуют о том, что должник совершил сделку с целью причинения вреда кредиторам. Рассмотрим эти условия подробнее.

Цель причинения имущественного вреда кредиторам.

Анализируя условия опровержения действий несостоятельного должника с помощью actio Paulia n a и i n terdictum fraudatorium, Г.Ф. Шершеневич указывает следующие необходимые условия:

а) совершенные должником действия должны причинить имущественный ущерб его кредиторам, создавая неоплатность должника или уменьшая долю, которая при удовлетворении требований придется на каждого кредитора. Подобный ущерб, как указывает Г.Ф. Шершеневич, «производится отчуждением вещей, принятием на себя обязательств, освобождением других от обязательств». 76

б) действия должны быть совершены с намерением причинения кредиторам ущерба, т.е. с прямым умыслом. «Если контрагент несостоятельного знал о цели сделки, он отвечает кредиторам за весь причиненный ущерб; если же он не знал намерения несостоятельного, он отвечает в размере наличного обогащения от сделки». 77

Г.Ф. Шершеневич оценивает использование умысла несостоятельного должника как крайне неэффективное средство защиты прав кредиторов, поскольку доказать прямой умысел крайне сложно. 78

В п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве используются опровержимые презумпции, позволяющие облегчить оспаривание действий должника, совершенных им с целью причинения имущественного вреда кредиторам.

Наличие такой цели у должника предполагается, если одновременно существуют два условия (абз. 2 п. 2 ст. 61.2) :

на момент совершения сделки у должника были признаки неплатежеспособности или недостаточности имущества. При этом само по себе наличие на момент совершения сделки признаков банкротства, указанных в ст. ст. 3 и 6 Закона о банкротстве, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества;

2) одно из условий, указанных в абз. 2 5 п. 2 ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», а именно: а) сделка была совершена безвозмездно, т.е. без получения оплаты или иного встречного предоставления; б) сделка была совершена в отношении заинтересованного лица, перечень которых приведен в ст. 19 Закона о банкротстве; в) сделка направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника; г) сделка была совершена при наличии следующих условий (данное обстоятельство представлено законодателем в виде совокупности трех условий — первого (процентного отношения к балансовой стоимости активов), второго и третьего, определяемых индивидуально из представленных в Законе перечней:

— стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет 20 и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — 10 и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок;

— должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством РФ, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы;

— после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.

Законом о банкротстве предусмотрены легальные определении понятий «неплатежеспособность» и «недостаточность имущества».

В понятии неплатежеспособности (абз. 37 ст. 2) в ыделены два признака: признак прекращения платежей, свидетельствующий о неблагополучном финансовом состоянии должника, прекратившего исполнять свои гражданско-правовые обязательства или обязанности по уплате обязательных платежей, а также признак недостаточности денежных средств у должника, который отражает неспособность должника выполнить денежные обязательства и обязанности, срок исполнения по которым наступил.

Недостаточность денежных средств предполагается, если должник прекратил платежи по обязательствам и обязательные платежи, если не будет доказано иное. Традиционно недостаточность имущества определена в законе как превышение пассивов (денежных обязательств и обязанностей) над активами в имуществе должника (абз. 36 ст. 2) . В дореволюционном российском праве использовалось понятие «неоплатность» (ст. 386 Устава судопроизводства торгового) 79

В юридической науке распространено мнение, что намерение причинить имущественный вред правам кредиторов выступает в качестве субъективного признака оспаривания сделки на стороне должника выступает его намерение причинить имущественный вред правам кредиторов. 80

По указанному пути также идет действующее законодательство. Как указывалось выше, согласно п. 2 ст. 61.2 Закона о банк ротстве сделка может оспариваться в случае, если она совершена должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.

В юридической литературе можно найти и несогласие с таким подходом. В частности, К.Б. Кораев полагает, что названная позиция в доктрине и подход законодателя представляется спорным и «представляется более правильным под субъективным признаком оспаривания подозрительных сделок на стороне должника понимать его намерение уменьшить стоимость своего имущества, а не причинять вред имущественным правам кредиторов, так как последнее является лишь последствием его истинного желания избавить свое имущество от взыскания кредиторов путем совершения подозрительных сделок». 81

Можно согласиться с мнением К.Б. Кораева, поскольку существующий в настоящее время подход законодателя не учитывает, что «должник, причиняющий актом ущерб кредиторам, конечно, имеет в виду не это обстоятельство, а свою собственную выгоду; этот ущерб — лишь неизбежное последствие акта; должник не может избежать порога, который необходимо перейти для того, чтобы получить известную выгоду, очень может быть, что иногда акты совершаются в ущерб кредиторам из-за одной злобы, но эти случаи исключительные». 82

Причинение имущественного вреда кредиторам.

В гражданском праве используют понятия «вред», «убытки», «ущерб». Т.П. Шишмарева указывает, что недействительная сделка рассматривается в доктрине как правонарушение. Вследствие этого правонарушения контрагентам по сделке, как и третьим лицам, может быть причинен имущественный вред. 83

В Законе о банкротстве уточняется понятие имущественного вреда как условия недействительности сделки.

Под вредом, причиненным имущественным правам кредиторов, понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий либо бездействия, которые приводят к полной или частичной утрате возможности кредитора получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества (абз. 32 ст. 2) .

По мнению О.Р. Зайцева, по правилам п. 2 ст. 61.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» могут оспариваться и такие сделки, которые еще не причинили, однако могут причинить вред кредиторам. 84 комментарий новелл законодательства о банкротстве и практики его применения / Под ред. В.В. Витрянского. С. 100.

Контрагент по сделке должен знать о цели должника к моменту совершения сделки.

В конкурсном праве при использовании Паулианова иска всегда придавали значение добросовестности лиц, участвующих в сделке по отчуждению имущества неплатежеспособного или несостоятельного должника. «Юриспруденция на основании римского права исключала, однако, от действия этого закона посрочные денежные платежи, добросовестно полученные кредитором хотя бы накануне открытия несостоятельности». 85

Использование названного субъективного признака оспаривания сделки должника значительно осложняет процесс доказывания ее недействительности, поэтому Законом о банкротстве предусмотрена следующая опровержимая презумпция: предполагается, что другая сторона знала о совершении сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Осведомленность следует из опубликования в соответствии с п. 3 ст. 28 Закона о банкротстве сведений о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

В связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.

Следует отметить, что у становление цели должника причинить вред и знание контрагентом об этой цели было бы просто невозможно без правовых презумпций, носящих опровержимый характер.

Вокруг каждого из трех обстоятельств (цель, вред, осведомленность контрагента) идут споры в арбитражной практике. Так, например, даже при определении такого, казалось бы, объективного элемента, как вред, в арбитражной практике возникают споры о том, с чем именно необходимо сопоставлять стоимость принятых на себя должником обязательств — с рыночной или балансовой стоимостью принадлежащего ему имущества. Данная проблема возникает также и при установлении признаков недостаточности имущества должника.

В Определении Верховного Суда РФ от 15 июня 2016 г. № 308-ЭС16-1475 сделан вывод о том, что поскольку по общему правилу удовлетворение требований кредиторов осуществляется из рыночной стоимости принадлежащего должнику имущества (в частности, ввиду того, что имущество должника подлежит реализации на торгах, которые предполагают формирование рыночной цены), постольку следует, что для целей определения вреда в первую очередь необходимо исходить из рыночной, а не балансовой стоимости имущества должника. 86

Следует остановиться на соотношении п. п. 1 и 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. При определении соотношения п. п. 1 и 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве важен момент совершения сделки. Как указано в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 судам надлежит исходить из следующего.

Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных п. 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств. Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований.

В качестве последствий признания недействительной подозрительной сделки, совершенной в целях причинения имущественного вреда кредиторов Закон о банкротстве в ст. 61.6 и разъяснения, содержащиеся в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, предусматривают следующее.

В случае, когда сделка была признана недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, восстановленное требование подлежит включению в реестр требований кредиторов, но удовлетворяется за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди, включенных в реестр, то есть в очередности, предусмотренной пунктом 4 статьи 142 Закона о банкротстве (пункт 2 статьи 61.6) ; такое требование может быть предъявлено к должнику в порядке, предусмотренном статьей 100 Закона о банкротстве, в любое время в ходе внешнего управления или конкурсного производства. Указанное требование не предоставляет права голоса на собрании кредиторов.

Кроме того, если в таком случае по признанной недействительной сделке кредитор получил от должника имущество, то в силу пункта 2 статьи 61.6 Закона о банкротстве предъявить восстановленное требование к должнику кредитор может только после возврата в конкурсную массу (должнику) этого имущества или его стоимости. В связи с этим к требованию кредитора должны прилагаться доказательства возврата им соответствующего имущества или его стоимости; при их непредставлении такое требование подлежит оставлению судом без движения, а при непредставлении их после этого в установленный срок — возвращению. В случае возврата части имущества или денег кредитор может предъявить восстановленное требование в соответствующей части

По мнению А.И. Демехина, правило, согласно которому у кредитора, чья сделка была оспорена, остается возможность удовлетворить свои требования за счет имущества по такой сделке, но только после удовлетворения интересов всех остальных кредиторов, является своего рода штрафной санкцией за заключение недействительной сделки. 87 Новые изменения в законодательстве о банкротстве // Право и экономика. 2009. N 11. С. 55 — 59.

Подобный подход к правовым последствиям недействительности сделки основан на рассмотрении природы недействительной сделки как гражданского правонарушения и широко распространен.

Как отмечает К.И. Скловский: «между тем коль скоро обе стороны сделки предполагаются правонарушителями, то предоставление защиты истцу (либо стороне сделки по иску третьего лица) вступает в неразрешимое противоречие с самой идеей реакции на правонарушение в частном праве — получается, что преследуется правонарушение путем защиты виновного правонарушителя». 88 Сделка и ее действие // Вестник гражданского права. 2012. N 3. С. 4 — 65.

Однако иным образом объяснить наличие различий правовых последствий недействительности сделок по основаниям, предусмотренным п. 1 ст. 61.2 , п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве, с одной стороны, и п. 2 ст. 61.2 , п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве — с другой, кроме как наличием вины правонарушителя не представляется возможным. 89

Кредиторы, требования которых вытекают из признания сделок недействительными по основаниям, установленным п. 2 ст. 61.2 , п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, находятся в более преимущественном положении, чем кредиторы, пропустившие срок на предъявление требований.

Требования кредиторов, пропустивших срок на предъявление требований, не подлежат включению в реестр требований кредиторов. В силу п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве такие требования подлежат удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов. Хотя очевидно, что характер нарушений различен.

§2.4. Особенности порядка оспаривания и последствия признания недействительными сделок, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами

Закон о банкротстве предусматривает две разновидности сделок с предпочтением в зависимости от момента совершения сделки. Для каждой разновидности определен свой предмет доказывания.

Согласно п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка с предпочтением может быть признана арбитражным судом недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Особенностью оспаривания таких сделок является то, что в силу указанной нормы доказывания иных обстоятельств, в частности, недобросовестности контрагента не требуется. Что в значительной степени облегчает процесс оспаривания сделки.

Согласно п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной, если: а) имеются в наличии условия, предусмотренные абзацами вторым и третьим п. 1 ст. 61.3 , или б) установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Использование подобной сложной конструкции в Законе о банкротстве свидетельствует о том, что законодатель при выработке норм об оспаривании сделок должника в целях защиты прав и интересов как должника, так и его кредиторов попытался наиболее оптимальным образом сочетать объективные и субъективные основания недействительности сделок. 90 Кораев К.Б. Проблемы недействительности сделок несостоятельного должника // Закон. 2008. N 6. С. 47

О добросовестности или недобросовестности кредитора может свидетельствовать поведение, как самого кредитора, так и должника, а также их совместные действия и некоторые иные фактические данные. Безусловно, чаще всего на практике встречаются совокупности разного рода факторов и обстоятельств, что, тем не менее, позволило Пленуму ВАС РФ выявить и указать наиболее типичные из них, наличие которых может свидетельствовать о добросовестности или недобросовестности контрагента должника.

Так, к числу фактов, свидетельствующих в пользу знания кредитора о признаках неплатежеспособности должника, могут с учетом всех обстоятельств дела относиться следующие: неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок; известное кредитору (кредитной организации) длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой); осведомленность кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом (абз. 4 п. 12 Постановления № 63).

Примером того, что данные критерии оценки добросовестности кредиторов фактически уже применялись судами, служит также и Определение ВАС РФ от 29 апреля 2013 г. № ВАС-4785/13 по делу № А56-18027/2011 об оспаривании конкурсным управляющим действий по исполнению обязательств должника перед банком, совершенных в период, указанный в п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве, как действий с предпочтением. В Определении сказано, что «в период совершения спорных платежей в целях исполнения текущих обязательств по договору об открытии кредитной линии отсутствовали предъявленные к расчетным счетам должника платежные требования других кредиторов». Это наряду с иными обстоятельствами дела позволило суду прийти к выводу о добросовестности кредитора (банка) при заключении оспариваемой сделки.

Интересна также и другая часть названного Определения , в котором надзорная инстанция отмечает, что «…одного лишь факта оказания предпочтения кредитору недостаточно для признания названной сделки недействительной. В целях соблюдения принципа правовой определенности, поддержания стабильности гражданского оборота и обеспечения разумного баланса имущественных интересов всех кредиторов предусмотрено второе обязательное условие недействительности сделки, указанной в абзаце пятом пункта 1 статьи 61.3 Закона, — при рассмотрении спора должно быть установлено, что лицу, в отношении которого совершена сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества ( пункт 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве), то есть таким образом должна быть установлена недобросовестность кредитора». 91 Определение Высшего Арбитражного суда РФ от 29 апр. 2013 г. N ВАС-4785/13 по делу N А56-18027/2011 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс

В этом, казалось бы, «рядовом» определении об отказе в передаче дела на рассмотрение в надзорную инстанцию ВАС РФ раскрыл общее назначение и цели введения в законодательство о несостоятельности (банкротстве) специальных норм об оспаривании сделок.

Последствия признания недействительной сделки с предпочтением разнятся в зависимости от основания признания сделки недействительной.

В случае признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 61.3 За кона о банкротстве, кредитор приобретает право требования к должнику, подлежащее удовлетворению после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди.

Кредиторы, вернувшие в конкурсную массу имущество, полученное по сделке, признанной недействительной по данным основаниям, приобретают право требования к должнику, которое удовлетворяется в порядке, установленном Законом о банкротстве. Таким образом, кредиторы по сделкам, признанным недействительными на основании п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве, а также на основании ГК РФ, обладают равным правовым статусом с иными кредиторами должника.

Заключение

Несмотря на значительный интерес со стороны исследователей к данному правовому институту и существующие теоретические обоснования его правовой природы, практическая реализация оспаривания сделок должника в конкретных социально-экономических условиях сталкивается с целым рядом не решенных проблем и противоречий, которые, безусловно, не способствуют стабильности экономического оборота. При этом некоторые проблемы не нашли своего должного освещения в научных работах, отдельные положения не разработаны в достаточной степени в теории, одни продолжают оставаться спорными, другие получили противоречивое толкование.

В настоящей работе и сследован вопрос о понятии сделки в рамках законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Сделан вывод о том, что приведенный в ст. 61.1 Закона о банкротстве перечень оспариваемых сделок гораздо шире доктринального и законодательного определения понятия сделки; перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием «сделки», предусмотренным ст. 153 ГК РФ.

Автором обосновывается необходимость дополнения разъяснений Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 положением о том, что по правилам Закона о банкротстве могут быть оспорены любые юридические факты, уменьшающую конкурсную массу должника и причиняющие вред кредиторам, в целях формирования единообразной судебной практики применения норм ст. 61.1 Закона о банкротстве. Доказывается целесообразность переименования главы III .1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с «Оспаривание сделок должника» на «Оспаривание сделок и иных юридических действий должника», так как, по существу именно такое наименование главы отражает действительную правовую природу объектов оспаривания.

Сделан вывод о том, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ, но только если речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок. Иной подход приводит к тому, что содержание ч. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве теряет смысл, так как полностью поглощается содержанием норм о злоупотреблении правом и позволяет лицу, оспорившему подозрительную сделку, обходить правила об исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо.

В целях преодоления указанного подхода автором предложено уточнить разъяснения п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 и п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32, указав, что квалификация сделки по основанию ст. 10, 168 ГК РФ, возможна только при сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок.

Выявлена проблема в решении вопроса о понимании существенности применительно к правилам п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Сделан вывод о том, что в судебной практике признак «существенности» отличия цены и (или) иных условий сделки от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки, трактуется через признак многократного превышения стоимость полученного встреченного исполнения обязательств, определенной с учетом условий и обстоятельств такого встреченного исполнения обязательств. Также выявлены конкретные обстоятельства, свидетельствующие о неравноценности встречного исполнения обязательств другой стороной сделки.

Выявлена проблема определения начала течения срока исковой давности при оспаривании подозрительных сделок. Сделан вывод о том, что законодательство о несостоятельности связывает начало течения срока исковой давности не только с моментом, когда лицо фактически узнало о нарушении своего права, но и с моментом, когда оно должно было, т.е. имело юридическую возможность, узнать о нарушении права.

Автором рассмотрены проблемы, возникающие при оспаривании действий должника во исполнение обязанностей и обязательств на примере оспаривания условий трудовых договоров и действий по выплате заработной платы работникам должника по основаниям неравноценного встречного исполнения обязательств. Сделан вывод о том, что положения трудового законодательства, а именно ст. 137 ТК РФ, не допускающая признания трудовых договоров недействительными и взыскания заработной платы с работников, не являются приоритетными по отношению к законодательству о банкротстве .

В работе обосновывается мнение автора о том, что по правилам, установленным Законом о банкротстве, оспаривается не сделка и не трудовой договор как специальное соглашение субъектов трудовых отношений, а действия по формированию отдельных условий, включенных в трудовой договор, направленных, фактически, не на регулирование трудовых правоотношений, а на создание дополнительных обязанностей у должника, препятствующих осуществлению расчетов с кредиторами в порядке, установленном законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Применительно к оспариванию действий должника по формированию условий трудового договора, автором предложено исходить из опровержимой презумпции добросовестности работника, в отношении работодателя, которого начата процедура несостоятельности (банкротства), с учетом п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63. Для опровержения данной презумпции автором предлагается доказывать, что работник при формировании спорных условий трудового договора был осведомлен о наличии признаков несостоятельности работодателя, и доказать, что, формально вступая в трудовые отношения с должником, он преследовал цель вывода активов (денежных средств) должника.

Список используемой литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://ex-zaim.ru/diplomnaya/osparivanie-sdelok-doljnika/

Нормативно-правовые акты и иные официальные документы Российской Федерации:

  • Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) [Электронный ресурс] : от 30 ноября 1994 г. № 51 – ФЗ // Рос. газ. – 1994. – 8 дек. – № 238 – 293. – (ред. от 29 дек. 2017 г.).

    – СПС «КонсультантПлюс».

  • Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) [Электронный ресурс] : от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ // Рос. газ. – 1998.- 6 авг. — № 148 – 149. – (ред. от 19 фев. 2018 г.).

    – СПС «КонсультантПлюс».

  • Трудовой кодекс Российской Федерации [Электронный ресурс] : от 30 дек. 2001 г. № 197- ФЗ // Рос. газ. – 2001. – 31 дек. — № 256 (ред. от 5 фев. 2018 г.).

    – СПС «КонсультантПлюс».

  • Об оценочной деятельности в Российской Федерации [Электронный ресурс] : федер. закон от 29 июля 1998 г. №135-ФЗ // Рос. газ. – 1998.- 6 авг. — № 148 – 149. – (ред. от 29 июл. 2017 г.).

    – СПС «КонсультантПлюс».

  • О несостоятельности (банкротстве) [Электронный ресурс] : федер. закон от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. – № 43. – Ст. 4190– (в ред. 07 мар. 2018 г.).

    – СПС «Консультант Плюс».

Акты высших органов судебной власти Российской Федерации, имеющие нормативное содержание:

  • О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» [Электронный ресурс] : постановление Пленума Высш. Арб. Суда Рос. Федерации от 30 апреля 2009 г. №32 // Вестник ВАС РФ. – 2009. – июл. — № 7 (в ред. от 30 июл. 2013 г.).

    — СПС «КонсультантПлюс».

  • О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» [Электронный ресурс] : постановление Пленума Высш. Арб. Суда Рос. Федерации от 23 декабря 2010 г. №63 // Вестник ВАС РФ. – 2011. — март. — № 3 (в ред. от 30 июл. 2013 г.).

    — СПС «КонсультантПлюс».

  • О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» [Электронный ресурс] : постановление Пленума Верхов. Суда Рос. Федерации от 22 июня 2012 г. №35 // Вестник ВАС РФ. – 2012. – авг.

    — №8 (в ред. от 21 дек. 2017 г.).

    — СПС «КонсультантПлюс».

  • О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» [Электронный ресурс] : постановление Пленума Верхов. Суда Рос. Федерации от 22 июня 2012 г. №35 // Вестник ВАС РФ. – 2012. – авг.

    — №8 (в ред. от 21 дек. 2017 г.).

    — СПС «КонсультантПлюс».

Материалы судебной практики

  • Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 18 ноября 2008 г. № 10984/08 по делу № А79-7776/2007 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Высшего Арбитражного суда РФ от 10 авг. 2010 г. № ВАС-10325/10 по делу № А55-16575/2009 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Высшего Арбитражного суда РФ от 2 сент. 2010 г. № ВАС-10148/10 по делу № А40-72053/09-63-564 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Высшего Арбитражного суда РФ от 29 апр. 2013 г. № ВАС-4785/13 по делу № А56-18027/2011 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Высшего Арбитражного суда РФ от 5 сент. 2013 г. № ВАС-15174/12 по делу № А71-6228/2011[Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 17 июн. 2014 г. № 10044/11 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Верховного Суда РФ от 15 июн. 2015 г. № 309-ЭС15-1959 по делу № А47-2454/2011 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 5 авг. 2015 г. № 304-ЭС15-3591 по делу № А02-629/2010) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 24 дек. 2015 г. № 303-ЭС15-11427(2) по делу № А51-17166/2012 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 29 янв. 2016 г. № 304-ЭС15-7530(4) по делу № А45-684/2014[Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 2 мар. 2016 г. № 305-ЭС15-12239 № А40-76551/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Верховного Суда РФ от 15 июн. 2016 г. № 308-ЭС16-1475 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 27 июн. 2016 г. № 303-ЭС16-5771 № А04-5654/2012 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 12 сент. 2016 г. № 306-ЭС16-4837 по делу № А65-17333/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 14 сент. 2016 г. № 305-ЭС16-9005 № А40-98294/2012 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 13 окт. 2016 г. № 304-ЭС16-762(4,5) А70-8790/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 17 окт. 2016 г. № 307-ЭС15-17721(4) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Верховного Суда РФ от 5 дек. 2016 г. № 308-ЭС16-15851(1,3) № А32-28073/2014[Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 9 дек. 2016 г. № 304-ЭС15-14771(10) № А67-874/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 11 янв. 2017 г. № 309-ЭС16-13732(2) по делу № А71-83/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Верховного Суда РФ от 30 янв. 2017 г. по делу № 305-ЭС16-12827 по делу № А40-121454/2012 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Верховного Суда РФ от 30 мар. 2017 г. № 304-ЭС17-2805 по делу № А27-1804/2015 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Определение Верховного Суда РФ от 31 авг. 2017 г. № 305-ЭС17-4886 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Верховного Суда РФ от 18 дек. 2017 г. № 305-ЭС17-12763(1,2) по делу № А40-698/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Определение Верховного Суда РФ от 12 мар. 2018 г. № 305-ЭС17-17342 по делу № А41-86889/2015 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 мая 2006 г. № КГ-А40/3672-06 по делу № А40-49573/05-36-87 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 мар.2010 г. по делу № А40-72053/09-63-564 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24 июн. 2011 г. по делу № А27-19384/2009 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 19 янв. 2012 г. по делу № А07-23064/2009 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 7 июн. 2012 г. по делу № А35-7751/2010 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Западно – Сибирского округа от 25 июл. 2012 г. по № А02-1217/2011 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 авг. 2012 г. по делу № А41-24702/10 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 4 сент. 2012 г. по делу № А48-3171/2010 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 фев. 2016 г. по делу № А44-8542/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 10 мар. 2016 г. № Ф03-567/2016 по делу № А04-5654/2012 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 апр. 2016 г. № Ф05-12971/2013 по делу № А40-98294/2012 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14 июн. 2016 г. № Ф04-20327/2015 по делу № А70-8790/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14 июн. 2016 г. № Ф09-2942/14 по делу № А50-14473/2013[Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 июн. 2016 г. № Ф05-6266/2015 по делу № А40-63017/14 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24 июн. 2016 г. № Ф05-19556/2015 по делу № 40-40194/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27 июн. 2016 г. № Ф09-6518/16 по делу № А71-83/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 28 июл. 2016 г. № Ф06-10958/2016 по делу № А12-5356/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28 июл. 2016 г. № Ф08-4997/2016 по делу № А32-28073/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 8 сент. 2016 г. № Ф04-11595/2014 по делу № А67-874/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20 мар. 2017 г. № Ф09-10478/16 по делу № А50-26939/2015 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 5 сент. 2017 г. № Ф05-15062/2016 по делу № А41-86889/15 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 апр. 2010 г. по делу № А55-16575/2009 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17 авг. 2015 г. № 09АП-28882/2015 по делу № А40-76551/14 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс» .
  • Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 ноябр. 2016 г. № 17АП-19033/2015-ГК по делу № А60-41367/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июл. 2017 г. № 10АП-8963/2017 по делу № А41-86889/15 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс»

Специальная литература

  • Книги
  • Балканов, Н.П. Свод законов Российской империи / Н.П. Балканов, С.С.Войт, В.Э.Герценборг . под. ред. и с прим. И.Д. Мордухай-Болтовского // свод законов в 16 т. — СПб.: Русское книжное товарищество «Деятель». — 1913.

    — Т. 11. – 8679 с.

  • Брагинский, М.И. Договорное право : учебник / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. – М.: Статут, 2006. – 847 с.
  • Дернбург, Г. Пандекты. Обязательственное право: 1911 / Г. Пандекты. Дернбург. М., 373 с.
  • Гонгало, Б.М. Учение об обеспечении обязательств : учебник / Б.М. Гонгало. – М.: Статут, 2002. 222 с.
  • Гольмстен А.Х. Учение о праве кредитора опровергать юридические акты, совершенные должником в его ущерб : учебник / А.Х. Гольмстен. – СПб., 1984. 132 с.
  • Гражданское право: учебник / С.М. Корнеев, П.А. Панкратов, Е.А. Суханов, А.Е. Шерстобитов . под. ред. Е.А. Суханова. – 3 – е изд., перераб. и доп. – М., 2008. – 757 с.
  • Гражданское право : учебник / Н.Н. Агафонова, Т.В. Богачева, Л.И. Глушкова и др.. отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. – М., 2005. 609 с.
  • Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный) / А.М. Баринов, А.Ю. Бушев, О.А. Городов и др.. под ред. В.Ф. Попондопуло. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2017. – 1200 с.
  • Кораев К.Б. Неплатежеспособность: Новый институт правового регулирования финансового оздоровления и несостоятельности (банкротства) : монография / К.Б. Кораев. – М.: Проспект, 2017. — 320 с.
  • Кораев, К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов в деле о банкротстве / К.Б. Кораев. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – 208 с.
  • Красавчиков, О.А. Юридические факты в советском гражданском праве : учебник / О.А. Красавчиков . Межвузовский сборник научных трудов. – № 62. — Свердловск: УрГУ, 1978.
  • Малышев, К.И. Исторический очерк конкурсного процесса / К.И. Малышев. – СПб.: Обществ. польза. 1871. 460 с.
  • Несостоятельность (банкротство): научно-практический комментарий новелл законодательства о банкротстве и практики его применения / В.В. Витрянский, В.В. Бациев, А.В. Егоров и др.. под ред. В.В. Витрянского. – М.: Статут, 2010. — 336 с.
  • Савиньи, Ф.К. фон. Система современного римского права / Ф.К. фон. Савиньи . пер. с нем. Г. Жигулина. под ред. О. Кутателадзе, В. Зубаря. — М.: Статут, 2011.
  • Телюкина, М.В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / М.В, Телюкина. – М., Юрайт, 2003. 592 с.
  • Химичев В.А. Защита прав кредиторов при банкротстве / В.А. Хмичев // М.: Волтерс Клувер, 2005.- С. 93
  • Шершеневич, Г.Ф. Курс торгового права / Г.Ф. Шершеневич // в. 4 т. – М., Юрайт. 2003. – Т. 1. – 456 с.
  • Шершеневич, Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.) / Г.Ф. Шершеневич. – М.: Спарк, 1995. 556с.
  • Шершеневич, Г.Ф. Конкурсное право : учебник / Г.Ф. Шершеневич. – 2 – е изд. – Казань. – 1898. – 509 с.
  • Шишмарева, Т.П. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и практика его применения: учебное пособие для экзамена по Единой программе подготовки арбитражных управляющих / Т.П. Шишмарева. – М.: Статут, 2015. – 416 с.
  • Статьи
    • Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву / М.М. Агарков / Советское государство и право. – 1946. — N 3.
    • Аюрова А.А. Оспаривание сделок должника согласно нормам законодательства о несостоятельности (банкротстве) / А.А. Аюрова // Адвокат. – 2014. — N 11. — С. 52 – 57.
    • Богданов Е.В. Особенности оспаривания сделок юридических лиц арбитражным управляющим в деле о банкротстве и арбитражным управляющим юридическим лицом / Е.В. Богданов //Адвокат. – 2015. — №10. — С. 8 – 13.
    • Воробьева И.О., Быков В.П., Финогенов А.В. Рассмотрение дел об оспаривании сделок несостоятельного должника: практические вопросы / И.О. Воробьева // Закон. – 2013. — N 10. С. 87 – 99.
    • Гаранин М.Ю. Проблемы оспаривания трудовых договоров в процедуре банкротства / М.Ю. Гаранин // Закон. 2015. N 7. С. 64 — 72
    • Головизнин А.В., Заблоцкий С.С. К проблеме оспаривания подозрительных сделок должника / А.В. Головзин // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2011. N 7. С. 60
    • Гутникова, А.С. Оспаривание сделок в ходе конкурсного производства / А.С. Гутникова // Законодательство. – 2003. – №7. – С. 60.
    • Демехин, А.И. Новые изменения в законодательстве о банкротстве / А.И. Демехин // Право и экономика. – 2009. – №11. С. 55 — 59.
    • Карелина, С.А. Подозрительные сделки в процессе несостоятельности (банкротства): правовые проблемы оспаривания / С.А. Карелина // Предпринимательское право. – 2012. – № 4. – С. 22 — 26.
    • Кравченко, А.А. Об ответственности за недобросовестность в отношениях несостоятельности (банкротства)/ А.А. Кравченко // Предпринимательское право. – 2015. – № 2. – С. 10 – 17.
    • Кораев, К.Б. Проблемы недействительности сделок несостоятельного должника / К.Б. Кораев // Закон. – 2008. – № 6. С. 47.
    • Сысоева, О.В. Оспаривание сделок с неравноценным встречным исполнением обязательств: анализ арбитражной практики / О.В. Сысоева // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2017. – №10. С. 87 — 93.
    • Скловский, К.И. Сделка и ее действие / К.И. Скловский // Вестник гражданского права. – 2012. – № 3. С. 4 — 65.
    • Сысоева, О.В. Паулианов иск в законодательстве о банкротстве: сравнительно-правовой анализ / О.В. Сысоева // Юрист. – 2017. – № 15. С. 36.
    • Сысоева, О.В. Последствия оспаривания сделок должника по специальным основаниям / О.В. Сысоева // Юрист. – 2013. – № 24. – С. 17 — 21.
    • Телюкина М.В. Проблемы опровержения сделок должника, находящегося в процессе производства дела о несостоятельности (теоретический и практический аспекты) /М. В. Телюкина // Юридический мир. – 1998. – № 6. – С. 36.
    • Телюкина, М.В. Понятие сделки: теоретический и практический аспекты / М.В. Телюкина // Адвокат. – 2002. – № 8. – С. 21.
    • Телюкина, М.В. Система подозрительных сделок при банкротстве должника в России и Казахстане /М.В. Телюкина // Гражданское право. – 2014. – № 6. – С. 20 — 24.
    • Хачатуров, А.А. Право конкурсных кредиторов на опровержение сделок /А.А. Хачатуров // Юрист. – 2008. – № 3. – С. 53.
    • Царик Г.П. Специальные основания для оспаривания сделок должника в процедурах банкротства. Нужны ли они? / Г.П. Царик // Предпринимательское право. – 2008. – № 2. – С. 11.
    • Шестов А.В. Неравноценные сделки несостоятельного должника / А.В. Шестов // Арбитражный и гражданский процесс. – 2016. – № 8. С. 31 – 36.
    • Шишмарева Т.П. Совершенствование законодательства о несостоятельности (банкротстве) / Т.П. Шишмарева // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2011. – № 7. – С. 6 – 7.
  • Диссертации и авторефераты диссертаций
  • Василенко Е.В. Категории «добросовестность» и «разумность» в гражданском праве: вопросы соотношения: автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / Е.В. Василенко. – Краснодар., 2012. – С. 27.
  • Мазур О.В. Требование разумности в соотношении с требованием добросовестности в гражданском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.03 / О.В. Мазур. – СПб., — 2012. – С. 23.
  1. Химичев В.А. Защита прав кредиторов при банкротстве. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 93.
  2. . Хачатуров, А.А. Право конкурсных кредиторов на опровержение сделок /А.А. Хачатуров // Юрист. – 2008. – № 3. – С. 53.
  3. Брагинский, М.И. Договорное право : учебник / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. – М.: Статут, 2006. – 847 с
  4. Гутникова, А.С. Оспаривание сделок в ходе конкурсного производства / А.С. Гутникова // Законодательство. – 2003. – №7. – С. 60.
  5. Гражданское право: учебник / С.М. Корнеев, П.А. Панкратов, Е.А. Суханов, А.Е. Шерстобитов . под. ред. Е.А. Суханова. – 3 – е изд., перераб. и доп. – М., 2008. – 757 с.
  6. Савиньи Ф.К. фон. Система современного римского права: В 8 т. Т. I / Пер. с нем. Г. Жигулина; Под ред. О. Кутателадзе, В. Зубаря. — М.: Статут, 2011
  7. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. 1946. N 3 — 4; Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве // Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 62: Правовые проблемы гражданской правосубъектности. Свердловск: УрГУ, 1978.
  8. Аюрова А.А. Оспаривание сделок должника согласно нормам законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Адвокат. 2014. N 11. С. 52 — 57.
  9. Царик Г.П.
  10. Кораев К.Б. Неплатежеспособность: Новый институт правового регулирования финансового оздоровления и несостоятельности (банкротства): монография. Москва: Проспект, 2017. 320 с.
  11. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29 июл. 2017 г. № 10АП-8963/2017 по делу № А41-86889/15 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 5 сент. 2017 г. № Ф05-15062/2016 по делу № А41-86889/15
  12. Определение Верховного Суда РФ от 12 мар. 2018 г. № 305-ЭС17-17342 по делу № А41-86889/2015
  13. Определение Верховного Суда РФ от 18 дек. 2017 г. № 305-ЭС17-12763(1,2) по делу № А40-698/2014 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс
  14. Постановление Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 18 ноября 2008 г. № 10984/08 по делу № А79-7776/2007
  15. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 фев. 2016 г. по делу N А44-8542/2014
  16. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 авг. 2012 г. по делу N А41-24702/10
  17. Воробьева И.О., Быков В.П., Финогенов А.В. Рассмотрение дел об оспаривании сделок несостоятельного должника: практические вопросы // Закон. 2013. N 10. С. 87 — 99.
  18. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. IV. М., 2003. С. 337 — 338
  19. Баринов А.М., Бушев А.Ю., Городов О.А. и др. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный) / под ред. В.Ф. Попондопуло. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2017. 1200 с.
  20. Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». М., 2003. С. 255 — 256.
  21. Дернбург Г. Пандекты. М., 1911. Т. 2: Обязательственное право. С. 373.
  22. Гутникова А.С. Оспаривание сделок в ходе конкурсного производства // Законодательство. 2003. № 7. С. 58.
  23. Сысоева О.В. Паулианов иск в законодательстве о банкротстве: сравнительно-правовой анализ // Юрист. 2017. № 15. С. 24 — 28.
  24. Телюкина М.В. Система подозрительных сделок при банкротстве должника в России и Казахстане // Гражданское право. 2014. № 6. С. 20 — 24.
  25. Карелина С.А.
  26. Несостоятельность (банкротство): Научно-практический
  27. Шишмарева Т.П. Институт несостоятельности в России и Германии. М.: Статут, 2015. 332 с
  28. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24 июн. 2011 г. по делу N А27-19384/2009
  29. Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. М., 2002. С. 9
  30. Гражданское право: В 4 т.: Учебник. Т. 3: Обязательственное право. 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2008. С. 70 — 73.
  31. Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. М., 2005. С. 609.
  32. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.).

    М.: СПАРК, 1995. С. 291.

  33. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 апр. 2010 г. по делу N А55-16575/2009 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс; Определение Высшего Арбитражного суда РФ от 10 авг. 2010 г. N ВАС-10325/10 по делу N А55-16575/2009 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс.
  34. Кораев К.Б. Правовой статус конкурсных кредиторов в деле о банкротстве. М.: Волтерс Клувер, 2010. 208 с.
  35. Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 17 июн. 2014 г. №N 10044/11
  36. Определение Верховного Суда РФ от 31 авг. 2017 г. N 305-ЭС17-4886
  37. Сысоева О.В. Последствия оспаривания сделок должника по специальным основаниям // Юрист. 2013. N 24. С. 17 — 21.
  38. Шишмарева Т.П.
  39. Сысоева О.В. Оспаривание сделок с неравноценным встречным исполнением обязательств: анализ арбитражной практики // Законы России: опыт, анализ, практика. 2017. N 10. С. 87 — 93.
  40. Определение Верховного Суда РФ от 30 янв. 2017 г. по делу N 305-ЭС16-12827, N А40-121454/2012 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс
  41. Определение Верховного Суда РФ от 11 янв. 2017 г. N 309-ЭС16-13732(2) по делу N А71-83/2014[Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс; Определение Верховного Суда РФ от 17 окт. 2016 г. N 307-ЭС15-17721(4) [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс
  42. Неравноценные сделки несостоятельного должника
  43. Телюкина М.В. Система подозрительных сделок при банкротстве должника в России и Казахстане // Гражданское право. 2014. N 6. С. 20 — 24.
  44. Карелина С.А.
  45. Воробьева И.О., Быков В.П., Финогенов А.В.
  46. Богданов Е.В. Особенности оспаривания сделок юридических лиц арбитражным управляющим в деле о банкротстве и арбитражным управляющим юридическим лицом // Адвокат. 2015. N 10. С. 8 — 13.
  47. Шишмарева Т.П. Институт несостоятельности в России и Германии. М.: Статут, 2015.
  48. Баринов А.М., Бушев А.Ю., Городов О.А. и др. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный) / под ред. В.Ф. Попондопуло. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2017. 1200 с.
  49. Головизнин А.В., Заблоцкий С.С.
  50. Гаранин М.Ю. Проблемы оспаривания трудовых договоров в процедуре банкротства // Закон. 2015. N 7. С. 64 — 72.
  51. Определение Высшего Арбитражного суда РФ от 5 сент..2013 г. N ВАС-15174/12 по делу N А71-6228/2011 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс
  52. Василенко Е.В. Категории «добросовестность» и «разумность» в гражданском праве: вопросы соотношения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2012. 27 с.
  53. Мазур О.В. Требование разумности в соотношении с требованием добросовестности в гражданском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2012. 23 с.
  54. Кравченко А.А.
  55. Баринов А.М., Бушев А.Ю., Городов О.А. и др. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» (постатейный) / под ред. В.Ф. Попондопуло. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2017. 1200 с.
  56. Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. С. 270.
  57. Там же. С. 270 — 271.
  58. См.: Там же. С. 271.
  59. Свод законов Российской империи: В 5 кн. / Под ред. и с примеч. И.Д. Мордухай-Болтовского. СПб.: Русское книжное товарищество «Деятель», 1913. Кн. 4. Т. 11. Ч. 1 — 12.
  60. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 4. С. 345; Телюкина М.В. Проблемы опровержения сделок должника, находящегося в процессе производства дела о несостоятельности (теоретический и практический аспекты) // Юридический мир. 1998. N 6. С. 36.
  61. Кораев К.Б. Неплатежеспособность: Новый институт правового регулирования финансового оздоровления и несостоятельности (банкротства): монография. Москва: Проспект, 2017. 320 с.
  62. Гольмстен А.Х. Учение о праве кредитора опровергать юридические акты, совершенные должником в его ущерб. СПб., 1984. С. 132.
  63. Шишмарева Т.П. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и практика его применения: учебное пособие для экзамена по Единой программе подготовки арбитражных управляющих. М.: Статут, 2015. 416 с.
  64. Несостоятельность (банкротство): Научно-практический
  65. Малышев К.И. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб., 1871. С. 93.
  66. Определение Верховного Суда РФ от 15 июн. 2016 г. N 308-ЭС16-1475 [Электронный ресурс] // СПС КонсультантПлюс
  67. Демехин А.И.
  68. Скловский К.И.
  69. Сысоева О.В. Последствия оспаривания сделок должника по специальным основаниям // Юрист. 2013. N 24. С. 17 — 21.